УРОК 307 «ЖИЗНЬ С ШИВОЙ» МОНИЗМ БЕЗ ТЕИЗМА?

УРОК 307 Из книги «ЖИЗНЬ С ШИВОЙ»

МОНИЗМ БЕЗ ТЕИЗМА?

Садгуру Шивайя Субрамуниясвами

Каждый монист в глубоком или поверхностном разговоре иногда признает, что Ганга — священная река, а гора Кайласа — священная гора. Признавая это, он в то время тоже был в некотором роде теистом. Индусы верят, что Ганга и Кайласа — величайшие храмы. Большинство монистов хотят, чтобы их прах после смерти был брошен в Гангу. Каждый жрец агамы скажет нам, что гора Кайласа находится на вершине головы и на вершине мира. Он объяснит, где находится Бог, в сахасраре чакре и над ней. Это знание содержится в ритуале пуджи, которую он повторяет. Следовательно, когда мы находим мониста, который скрывает тот факт, что он в некотором роде является теистом, мы должны задаться вопросом, поддерживается ли его монистическое мировоззрение только его интеллектуальными способностями, клише и убедительными аргументами.

Да, следование монизму без теизма довольно затрудняет примирение всего жизненного опыта. Но настоящих монистов очень мало. Многие монисты не пройдут мимо храма без молчаливой паузы, даже если будут утверждать, что там никого нет дома. Для редкого нерелигиозного мониста, который глубоко погружается в монизм и действительно переживает его, теизм возникает изнутри как награда. Это случилось со Свами Вивеканандой, который всю свою жизнь отрицал реальность богов и богинь, а затем изменил свою веру, когда в последние дни своей жизни увидел в видении Богиню Шакти.

Чтобы по-настоящему понять теизм и монизм, каждый должен обучаться отдельно, одним и тем же учителем. Ученику никогда не разрешается делать выбор между ними. Когда каждый будет понят и вопросов больше не будет, учитель смешает их вместе в уме преданного, требуя практики внешнего и внутреннего поклонения. Теистическая дисциплина — это внешнее поклонение, а монистическая — это внутреннее поклонение.

Мы находимся на безопасном пути йоги, когда можем усвоить внешнее поклонение. В противном случае, без этой способности, преданные часто просто выполняют интеллектуальную, умственную гимнастику, которая ни к чему не приводит. Их характер начинает скорее ожесточаться, чем смягчаться. Их философские дискуссии становятся более жесткими и непреклонными. Смешивая монизм с теизмом и теизм с монизмом, природа преданных становится мягкой и любящей по мере того, как начинается духовное раскрытие. По мере взросления их духа они становятся мудрыми и полезными для других. Такие люди сострадательны к точке зрения других, и все прекрасные качества души открываются для того, чтобы ими наслаждались и видели другие.

Монистический теизм — это очень подробная карта сознания, которая имеет широту и философски принимает все состояния сознания. Монистический теист не отворачивается от внешнего мира. Он знает, что совершенство Шивы заключено в нем повсюду. Он пытается расширить свое сознание до совершенства во всех трех мирах. Он пытается ощутить гармонию всей природы. Он пытается быть единым целым с совершенной вселенной Шивы, жить с Шивой. Монистический теист — идеальный индус во всех отношениях.

Большинство ведантистов способны полностью описать страну или область сознания, в которой они проживают. Но из-за того, что они мало практикуют йогу, они недостаточно всепроникающи в сознание, чтобы понять другие страны на планете или другие области ума. По этой причине их карты ума относительно неполны. Некоторые рисуют линии квадратами и закрывают глаза на то, чего не понимают. Монистические теисты рисуют линии кругами и охватывают всю вселенную, включая все во всем.

Сутра 307 НАНДИНАТХА СУТРЫ

САМООБЛАДАНИЕ ЧЕРЕЗ САМОАНАЛИЗ

Мои преданные изучают пять состояний ума: сознательное, подсознательное, под- подсознательное, сверхсознательное и под-сверхсознательное. Они отпускают негативные привязанности и становятся хозяивами разума, тела и эмоций. АУМ.

© Copyright: Ладомир Родумилов, 2021
Свидетельство о публикации №221042900986

Оставить комментарий