Первое «Железное правило» с комментарием Пира Зии

Первое из Железных Правил гласит:  Мое сознательное Я, не делай ложных заявлений.

Что же, это звучит очень просто. Никто из нас не хотел бы думать, что мы делаем ложные заявления, и возможно, осознанно мы этого не совершаем. Но если бы кто-то применял это ко всему, что он говорит, я думаю, его осознание своей речи резко углубилось бы, и он увидел бы, что существуют оттенки правдивости в речи. Существуют вещи, которые мы произносим, когда за ними стоит наша полная воля – мы в этот момент прозрачны, и это дает речи великую силу. И есть другие вещи, произнося которые не было прозрачности, а как раз напротив, неясность. Мы проецируем дымовую завесу с целью получения желаемого результата. И все же, результат,  который получается, не может сравниться с чистотой того состояния, которое теряется при этом и радостью и покоем, которое является естественным следствием этой чистоты.

В связи с этим можно сослаться на главу из Искусство Личности Муршида (Хазрат Инайят Хана) на «Слово Чести». Здесь мы приведем некоторые основные моменты: «Что есть Слово? Слово – это выражение человека, выражение его души. По словам человека можно полагаться, что он надежный. Никакое богатство этого мира не может сравниться с честным словом человека. Человек, говорящий то, что он или она имеет в виду, доказывает этой добродетелью свою духовность. Настоящему человеку отказаться от своего слова чести хуже, чем принять смерть, ибо он движется назад, вместо того, чтобы следовать вперед. Муршид ссылается на историю о Харис Чандре, который принес большие жертвы, чтобы отстоять свое честное слово. Впоследствии Муршида спросили: «Что произойдет, если вы окажитесь в ситуации, в которой вы по беспечности дали ваше честное слово и теперь, чтобы его отстоять вы должны свершить что-то такое, что в свете нынешних обстоятельств, кажется более вредным, чем благотворным? В таком случае, не является ли это излишней крайностью стоять на своем принципе?» Муршид ответил очень тактично. Я думаю, что ни один принцип не должен приниматься чрезвычайно и становиться абсолютным. Во всем есть опасность излишества. Тем не менее, если кто-то развивает тенденцию ставить под угрозу свое честное слово в следствии того, что ситуация поменялась, эффект будет таким, что он будет все более вероятно продолжать давать случайные обещания, зная, что он впоследствии позволит себе отклониться от своего слова. До той степени, в какой мы остаемся тверды нашему честному слову, в той мере мы будем благоразумны в выполнении наших обещаний.

Если человек изучает свою жизнь, он может обнаружить, что существует относительно мало случаев, когда он ставит свою подпись или дает обет или зарок или заявление. Но очень часто в случайном разговоре человек совершает что-то; человек принимает на себя ответственность за что-то; человек проецирует будущее: Я сделаю это; Я буду там. Очень часто мы поступаем так с невыраженным подтекстом, что, в конце концов, обстоятельства изменчивы, и я оставляю за собой право передумать. Но до такой степени, как мы делаем это, наше слово теряет священную силу, которая возможна в зароке рыцаря.

Когда человек отклоняется от обещания, это происходит неизменно в следствие того, что из этого можно извлечь выгоду. Иногда награда весьма ощутима и чрезвычайно заманчива. Тем не менее, когда человек посмотрит на свою жизнь и рассмотрит время, когда он давал слово и не следовал ему из-за того или иного соблазна, совершенно ясно, что полученная прибыль не может возместить чувства потери, которое он теперь ощущает, потерю целостности. Но нам нельзя погрязнуть в чувстве вины за прошлое. Нам нужно только раскаяться, загладить вину, выучить урок и двигаться дальше, более мудрыми и преданными цели нашей жизни. Это новый день и у нас есть новый выбор, и мы научились давать наше слово чести рассудительно и придерживаться ему добросовестно.

Перевод С.Чечуга. Источник

Оставить комментарий