Славянский вопрос в Третьем Рейхе: От ксенофобии до коллаборационизма (Часть V – Этнокультурная германизация казаков)

«Казаки! Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь!», – Атаман Всевеликого Войска Донского Пётр Николаевич Краснов.

22 августа 1941 года Иван Никитич Кононов, являвшийся на тот момент действующим майором РККА, добровольно сдался в плен со своим полком войскам Вермахта. На допросе Кононов озвучил предложение о формировании казачьих войсковых частей из граждан СССР для борьбы с большевиками. Разрешение немецкого командования было получено, 28 октября Иван Кононов сформировал из военнопленных и добровольцев казачью часть №102, впоследствии развернутую в 600 отдельный казачий дивизион, положив тем самым начало официального сотрудничества казачьих коллаборационистов и Третьего Рейха.

Казачья эмиграция, обосновавшаяся в странах Европы после окончания Гражданской войны в России, активно сотрудничала с представителями Третьего Рейха. Опыт Гражданской войны привёл к политизации казаков. Разница между отдельными политическими течениями была выражена, прежде всего, отношением к вопросу казачьей автономии. Широкое распространение приобрели идеи казачьего национализма, провозглашавшие право казаков, как отдельного этноса, на собственное государственное формирование, получившее наименование Казакия. Определённая часть элиты, офицеры, воспитанные в национальном духе времён Российской Империи, держались проекта атамана Каледина о создании автономной территории на Юге России, но с демократически избранными правителями Донского, Кубанского и Терского Войска. Генералы и высший командный состав поддерживали восстановление и расширение традиционных казачьих прав и свобод, но лишь часть желала отделения казачьих областей от России.

Исключением была группа казачьей молодежи, учившаяся в Праге, организованная в «Вольно-казачьем движении». Главными представителями её были основатели казачьей федерации 9 января 1920 года и верховного парламента Дона, Кубани и Терека. Их газета «Вольное казачество» занимала откровенно антинемецкие настроения и потому в 1939 году была закрыта, однако преследования деятелей «Вольно-казачьего движения» не последовало. На его месте при поддержке германских властей было сформировано «Казачье национально-освободительное движение» и его печатное издание «Казачий вестник». В одной из статей издания о русском народе говорилось следующее: «Темна, разбойна, страшна душа русского человека, ухитрившегося, стоя тысячу лет на рубеже Европы и Азии, не принять ни от одной, ни от другой ни малейшей положительной черты. Русский характер, душа русского, остаются неизменными в своей кровожадности, в зверстве, в стремлении попрать всё, чему поклонялся сам до вчерашнего дня, в стремлении уничтожить святыни других и всех заставить поклониться чему-то бесформенному». В другой статье подчеркивалось, что казаки-националисты – «это те казаки, которые на основании исторических данных считают себя отдельным народом от великороссов, особой нацией, так как они образовались от смешения антов и готов, живших на Таманском полуострове и в низовьях Дона, с чигами и другими народами черкасского племени».

Значительная группа казаков, сформировавшаяся ещё в годы Гражданской войны, предлагала союз казачьих государств и украинского. Видным организатором этого движения был Иван Васильевич Полтавец-Остряница, бывший адъютант гетмана Павла Петровича Скоропадского. «Украинский казачий народный рух», возглавляемый им, рассматривал Украину и Казакию, как две дружественные, а в перспективе и союзные казачьи державы. В 1920 году Иван Полтавец-Остряница знакомится с Альфредом Эрнстом Розенбергом, рейхсминистром восточных оккупированных территорий и одним из главных идеологов немецкого национал-социализма. «Я все эти годы поддерживал Скоропадского и его людей, некоторых предводителей казаков и прочих», – упоминает в своих записях Розенберг. По предложению Альфреда Розенберга Иван Полтавец-Остряница вступил в ряды НСДАП. Позже он станет одним из наиболее ярых популязаторов теории о готском происхождении казаков.

Летом 1942 года, после занятия немцами Новочеркасска, провозглашенный атаманом Сергей Васильевич Павлов, возглавивший сформированный позднее Казачий Стан, подал германскому правительству в Новочеркасске декларацию Войска Донского от 15 ноября 1942 года:

«Всевеликое Войско Донское в 1918 году восстановило свой исторический суверенитет, нарушенный царем Петром Первым в 1709 году, выразило свою государственность в Донской Конституции и три года защищало свою исконную территорию от нашествия советской армии (1918-1920 годах). Германия признала де-факто существование Донской Республики, имевшей территорию, избранный всем народом Законодательный Орган – Войсковой Круг, Войсковое Правительство, армию и финансы. Германская армия, во взаимодействии с Донской Армией, сражалась с большевиками на границах Дона, тем самым утверждая его суверенитет.

Ныне Войско Донское объявляет о восстановлении своей самостоятельности и воссоздает свою государственность, руководствуясь Основными Законами Всевеликого Войска Донского. Донское Войско просит Германское Правительство признать суверенитет Дона и вступить в союзные отношения с Донской Республикой для борьбы с большевиками. Настоящая Декларация, исходящая от Дона, несомненно будет поддержана всеми Казачьими Войсками и утверждена в будущем Войсковыми Кругами и Радой».

Декларация Сергея Павлова послужила толчком ряду событий, итогом которых стало создание немцами Казачьего Управления. С вступлением Вермахта на территории Дона, Кубани и Терека изучение и разрешение казачьих вопросов стало прерогативой политического отдела Министерства по делам восточных территорий, который возглавлял доктор Герхард фон Менде. Окончательный проект организации Казачьего Управления был официально утверждён Альфредом Розенбергом, а Казачье Управление расположилось в Берлине. В декабре 1942 года немецкие спецслужбисты вступили в контакт с генералом от кавалерии Петром Николаевичем Красновым, ранее являвшимся атаманом Донской Республики, видевшим в Германии единственную силу, способную восстановить казачество. Целью сотрудничества немцев и Петра Краснова стало полное исключение казаков из категории восточных рабочих с предоставлением им статуса свободных рабочих. До середины 1943 года удалось освободить более семи тысяч казаков, находившихся на положении восточных рабочих, а также добиться для них выдачи германских иммиграционных паспортов. С первых месяцев существования Казачье Управление не было ограничено в своих действиях, в том числе и со стороны отдела Герхард фон Менде, но юридическая подчиненность Министерству по делам восточных территорий сохранялась. Казачьим Управлением также издавался специальный журнал на русском языке «Казачьи Ведомости».

Ответная декларация Германского правительства была согласована с главными управлениями СС и СД, Министерством по делам восточных территорий и иными инстанциями. 10 ноября 1943 года документ, подписанный от имени Германского Имперского правительства начальником штаба верховного командования Вильгельмом Бодевином Йоханном Густавом Кейтелем и рейхсминистром восточных областей Альфредом Эрнстом Розенбергом, предстал пред миром:

«Казаки! Казачьи Войска никогда не признавали власти большевиков. Старшие Войска, Донское, Кубанское (бывшее Запорожское), Терское и Уральское (бывшее Яицкое), жили в давние времена своей государственной жизнью и не были подвластны Московскому государству. Вольные, не знавшие рабства и крепостного труда вы, Казаки, закалили себя в боях. Когда большевизм поработил Россию, вы с 1917 по 1921 год боролись за свою самостоятельность с врагом, во многом превосходящим вас числом, материальными средствами и техникой. Вы были побеждены, но не сломлены. На протяжении десятка лет, с 1921 по 1933 год, вы постоянно восставали против власти большевиков. Вас морили голодом, избивали, ссылали с семьями, с малыми детьми на тяжкие работы на крайний север, где вы погибали тысячами. Вас расстреливали, уничтожали. Вам приходилось скрываться, вести жуткую жизнь постоянно гонимых и ждущих казни людей. Ваши земли были отобраны, Войска ваши уничтожены. Вы ждали освобождения, вы ждали помощи! Когда доблестная Германская армия подошла к вашим рубежам, вы явились к ней не как пленные, но как верные соратники. Вы с семьями, всем народом, ушли с германскими войсками, связали свою судьбу, предпочитая все ужасы войны, биваки и зимнюю стужу, кочевую жизнь – рабству под большевизмом. Все, кто только мог сражаться, взялись за оружие. Второй год вы сражаетесь плечо к плечу, стремя к стремени с германскими войсками. Вы пережили весь ужас власти большевиков, и вы никогда с ней не примиритесь. Германская армия нашла в вас честных и верных союзников! В воздаяние заслуг ваших на поле брани, в нынешнюю величайшую войну совершенных, в уважении прав ваших на Землю, кровью предков ваших политую и вам тысячу лет принадлежавшую, в сознании прав ваших на самостоятельность, считаем долгом нашим утвердить за вами, казаками и теми иногородними, которые с вами жили и с вами доблестно сражались против большевиков: Все права и преимущества служебные, каковые имели ваши предки в прежние времена. Вашу самостоятельность, стяжавшую вам историческую славу. Неприкосновенность ваших земель, приобретенных столькими трудами. Если бы военные обстоятельства временно не допустили бы вас на Землю предков ваших, то мы устроим вашу казачью жизнь на востоке Европы под защитой фюрера, снабдив вас землей и всем необходимым для вашей самобытности. Мы убеждены, что вы верно и послушно вольетесь в общую дружную работу с Германией и другими народами для устроения новой Европы и создания в ней порядка, мира и мирного счастливого труда на многие годы. Да поможет вам в том Всемогущий!».

До и после образования Казачьего Управления казаками и казачьей проблемой в СССР интересовались разные германские ведомства и представители: Министерство иностранных дел, Министерство по делам восточных территорий, командование Вермахта, СД, Главное управление СС и другие. Министр пропаганды Третьего Рейха Пауль Йозеф Геббельс распорядился официально именовать казаков потомками готов. Под начало СС переходит сформированная с согласия лично Адольфа Гитлера 1 казачья кавалерийская дивизия, развернутая в 15 казачий кавалерийский корпус под командованием Гельмут фон Паннвица. Будучи немецким кавалеристом, Гельмут фон Паннвиц был активным сторонником привлечения казаков на службу в германскую армию, состоял в дружеских отношениях с бойцами корпуса, именовавшими германского генерала «батькой Паннвицом», усыновил сына полка Бориса Набокова и был крещён по православным канонам, согласно свидетельствам ветеранов Казачьего Стана.

Немецкие политические пропагандисты отстаивали идею о том, что казаки являются отдельным этносом с готскими корнями и именовали их не иначе, как «равноценными соратниками, которые вместе с германскими солдатами участвуют в борьбе против большевистских врагов». В периодическом издании «SS-Leitheft» в 1944 году выходит характерная статья под названием «Казаки – германские следы на Востоке», озвучивающая полную версию происхождения казаков от восточных готских племён, пришедших в Причерноморье с их вождем Эрманарихом, в которой была проделана попытка рассказать об истории, быте и борьбе казачества. Автор статьи полагал, что «внешние расовые признаки однозначно указывают на то, что казаки – это продукт смешения нордических и динарских народностей. Совершенно очевидно то, что остатки затерявшихся в степи германских народностей смешались со славянами и другими арийскими, а также кавказскими народностями». Следовательно, казаки считались представителями «родственной крови», согласно расовым законам немецких национал-социалистов, будучи этносом, произошедшим от смешения нордического антропологического типа с динарским. Подчеркивалось, что казаки не являются носителями славянских обычаев и славянского права: «Они получили особые права и привилегии, а также вели образ жизни, имеющий много общего с образом жизни германского крестьянина-воина. Эти крестьяне-воины степей имеют много общего с западным рыцарством того времени, а также одновременно напоминают арийских князей на Кавказе. Они постоянно выступают на борьбу против рвущихся азиатских орд, защищая от вторжений западную Европу». Приводились факты уничтожения большевиками казачьих традиций: «После развала царской империи казаки боролись за свободную республику. В 1917 году они провозгласили таковую на территории Северного Кавказа. Большевики всеми доступными силами пытались уничтожить новоявленную республику. После четырехлетней борьбы казаки все-таки уступили превосходящим силам противника. Казаки рассказывают, что, начиная с этого времени, еврейские комиссары ужасно бесчинствовали в народе. В стране большевиков они были вынуждены расстаться со своими особенностями и культурной обособленностью». В конце статьи провозглашалась, цитата Адольфа Гитлера: «война на стороне Германии – это зов Германской крови, побудившей к этому шагу свободолюбивых крестьян-воинов».
Казачий стан: Казачий коллаборационизм в годы Второй мировой войны

Источник

Оставить комментарий