Икона.

ikona-forsaytFrederick Forsyth, «The Icon»

Интересный пересказ сюжета находится в живом журнале по адресу http://trilirium.livejournal.com/123752.html

Прежде всего, необходимо пояснить, что «Икона», о которой пойдет речь — это название романа Фредерика Форсайта, известного английского мастера политического триллера. Поскольку для нормального западного обывателя слово «Икона» однозначно ассоциируется с Россией, догадаться, о чем эта книга, очень легко — конечно, о нашей стране и об ее возможном политическом будущем. Однако, когда роман был довольно оперативно переведен на русский язык, и издан в России, случилось то, чего издатели явно не ожидали: западный бестселлер у нас провалился с громким треском. Мне доводилось читать некоторые комментарии по этому поводу, в которых сквозят ноты недоумения и даже возмущения. Дескать, роман — признанный мировой бестселлер: в нем присутствуют и захватывающие интриги, и головокружительный сюжет, а по своему пророческому дару автор легко даст фору самому Нострадамусу, ибо предсказывает угрозу фашизма в России и прочие ужасы. В общем, чувствуется, что рецензенты глубоко и искренне обижены на глупого российского читателя, упорно не желающего голосовать за «Икону» своим кровным рублем.
В свое время я тоже купил эту книгу, прочитал ее, и появилась у меня еретическая мысль: а вдруг наш читатель не столь уж глуп и будет даже где-то поумнее западного? Давайте не будем слушать апологетов Форсайта, а возьмем книжку и прочтем ее самостоятельно. Для особо дотошных я замечу, что все цитаты и номера страниц я буду давать по первому (насколько мне известно) российскому изданию романа (Ф. Форсайт, «Икона», Москва, АСТ, 1998).
Но прежде, чем я перейду к подробному анализу романа, хотел бы сделать одно замечание. В соответствии с авторским замыслом, его произведение — не просто политический триллер, но еще и отчасти антиутопия, поскольку по отношению к времени его создания (1996 г.) действие происходит в будущем, хотя и сравнительно близком. Прием, конечно, не новый и не оригинальный, но все-таки дающий автору определенную свободу маневра: сочинитель как бы освобождается от обязанности строго следовать объективным реалиям современной ему российской жизни, и может позволить себе толику фантазий и домыслов. К 2000-му году в России могло кое-что измениться — не будем с этим спорить. Увы, подобной творческой свободой легко злоупотребить, и хотя бы минимум умеренности в своих фантазиях соблюдать необходимо. Иначе и временной интервал в четыре года автора не спасет.
Итак, место действия — посткоммунистическая Россия. На дворе — последнее лето перед судьбоносным двухтысячным годом. Наше ближайшее будущее, которое, к счастью, так и не стало настоящим. Почему «к счастью»? Тем, кто любит драматизировать наши сегодняшние проблемы, я настоятельно советую прочитать хотя бы первый десяток страниц романа. Ей-богу, после вымышленной форсайтовской России в нынешней чувствуешь себя почти как в раю.
Скажем прямо: романное видение российского будущего является квинтэссенцией всех самых мрачных и пессимистичных прогнозов, которые когда-либо и кем-либо делались на данную тему. На протяжении нескольких страниц автор (явно пытаясь соперничать со Стивеном Кингом) обрушивает на читателя целую гору ужасов. Мало того, что в России неурожай и страшный голод, чудовищный разгул коррупции и преступности, гиперинфляция и сотни нищих, умирающих от голода и болезней прямо на московских улицах. Но, помимо этого, она еще и пережила гражданскую войну с возжаждавшей независимости Сибирью. «Проблема возникла, когда в Москву стали поступать сообщения о том, что японские и южнокорейские эмиссары разъезжают по Сибири и агитируют ее за отделение от России» (С. 20). Для автора самоочевидно, что сибирские сепаратисты пришли от этой идеи в телячий восторг. Наглядный пример СССР, показавший, что от разрушения административной и экономической инфраструктуры в реальной жизни не выигрывает никто — ни метрополия, ни экс-колонии — ничему их не научил. Естественно, дело оборачивается войной; естественно, «федеральный центр» ее проигрывает, после чего Москва вынуждена «предоставить сибирякам столько автономии и такую долю в доходах от их собственных богатств, каких они никогда не имели» (С. 21).
Жаль только, что в чем это выразилось конкретно, не сказано ни слова. Вообще чувствуется, что политика, экономика, межнациональные отношения — это не те области, в которых автор особенно силен. Вся эта печальная история заняла в книге менее одной страницы, после чего о российско-сибирских неурядицах больше не говорится ни единого слова (!). Поэтому узнать, чем же в итоги стала Сибирь, и в каких она отношениях с Москвой, вам не доведется. Впрочем, действие романа все равно происходит далеко от Сибири — так стоит ли переживать из-за подобных мелочей?
Сюжет начинается с того, что президент России по фамилии Черкасов (технократ, лидер «демократической» партии «Наш дом Россия», и преемник Ельцина, ушедшего со своего поста где-то в 1997 году — вам это ни о ком не напоминает?), не выдержав тяжести обрушившихся на него проблем, внезапно умирает от инфаркта. Россия остается без президента, и теперь, не позднее чем через три месяца, необходимо провести президентские выборы. (За знание российской конституции Форсайт заслужил пятерку.)
Кто же претендует на столь высокий пост? Интересно, что по автору, в России существуют только три политических силы, способных выдвинуть свою кандидатуру. Угадайте, какие? Это: «прозападные демократы» (увы, увы, крайне слабые и раздробленные), коммунисты (во главе с бессменным Зюгановым) и ультраправые преемники Жириновского, которых теперь возглавляет некий Игорь Комаров. Именно у последнего — самые серьезные амбиции. «К 1998 году Комаров стал бесспорным лидером ультраправых и успешно использовал в своих целях недовольство народа, поводов для которого хватало повсюду.» (С. 26). Ну что тут скажешь, ловкий парень.
Описывая российскую действительность, автор не жалеет слезливого пафоса: «Российская экономика, как изнасилованная беженка военного времени, лежала на обочине и умирала от безысходности.» (С. 21). Интересно, кто ж ее изнасиловал? Дойдя до этого места, пытливый читатель — как российский, так и западный — может вдруг отложить книгу в сторону и задать себе (или автору) ряд вопросов. Неприятных вопросов, на которые Форсайту не очень хотелось бы отвечать по существу. Почему же реформы в России завершились столь плачевным образом? Как же получилось, что экономические преобразования, имевшие в первые годы столь демонстративную внешнюю поддержку, активно поощряемые западными лидерами и старательно рекламируемые прозападными экономистами, как самый прямой путь к богатству и демократии, на деле привели Россию к голоду, нищете и грани фашистской диктатуры? И кто несет ответственность за то, что после десяти лет усиленного «реформирования» Россия находится в худшем экономическом положении, чем после самой страшной войны в своей истории? Наконец, почему же «демократические силы» — те самые, которые в 1991 году без особых усилий смогли уничтожить «советскую империю», всегда представлявшуюся Западу несокрушимым монолитом — всего через несколько лет деморализованы и ослаблены настолько, что даже не смеют мечтать о сколь либо серьезной роли в политической жизни России?
Послушаем мнение автора. «Это объяснялось двумя причинами: первая — экономика страны больше не могла выносить слишком тяжелое бремя грабительской российской мафии, и вторая — была осуществлена еще одна глупая военная авантюра…» (С. 20). Ну, о войне с Сибирью мы уже поговорили выше, и других комментариев не требуется. Рассмотрим теперь первую причину, т.е. «грабительскую российскую мафию», на которую Форсайт был бы рад свалить всю вину.
Я совершенно не горю желанием защищать наш отечественный криминалитет от злобных наветов «из-за бугра». И к чудовищной криминализации российского общества я отношусь так же отрицательно, как и (надеюсь) все нормальные люди. Но в данном случае я вынужден встать на защиту — если не отечественной «мафии», то хотя бы элементарного здравого смысла.
Организованная преступность всегда была удобной и выгодной мишенью для любых обвинений. Но история человечества не знает ни единого случая, когда какое-либо государство было бы полностью разорено криминальными структурами. Государства разоряются (и разрушаются) по многим причинам: из-за войн; внутренних склок и междуусобиц; некомпетентности, глупости, воровства и преступных авантюр собственных правителей — словом, из-за чего угодно, но только не из-за «мафии». Это вполне закономерно. Ведь криминальные структуры — явление чисто паразитическое, они не способны сами производить какие-либо реальные ценности и могут существовать лишь за чужой счет. Даже самая развитая и процветающая экономика не в состоянии кормить слишком большое количество мафиози-паразитов. Поэтому там, где существует мафия (а существует она, в том или ином виде, везде, где есть хоть какое-нибудь подобие экономики) неизбежно действуют жестокие законы экологии преступного мира.
Бандитов, как и волков в лесу, не может быть слишком много: если они слишком расплодятся, они начнут уничтожать друг друга в борьбе за место под солнцем (что мы и имели счастье видеть на протяжении всех девяностых годов). Мафия не может позволить себе разорить страну: ведь если это произойдет, она погибнет вместе с ней. И большинство людей, играющих сколь-нибудь заметную роль в криминальной среде, этот факт прекрасно осознает.
Не менее важно и то, что мафия никогда не приобретает существенного влияния там, где имеются эффективные социальные институты и сильная, пользующаяся доверием общества власть. Организованный криминал бурно расцветает лишь в тех случаях, когда не действуют более цивилизованные механизмы решения проблем. Преступность по своей природе всегда заполняет вакуум власти и способна приобрести значительную власть и влияние лишь в условиях серьезнейших кризисов (экономических, политических, общеценностных), парализующих нормальные жизненные механизмы общества — будь то в Америке тридцатых годов, или в России девяностых. Если молодой человек не в состоянии найти нормальную работу, он пойдет в бандиты. Если предприниматель знает, что правоохранительные органы не в состоянии защитить его бизнес, он сам пойдет под криминальную «крышу». Если судебные или арбитражные органы не способны эффективно разрешать конфликтные ситуации, они будут решаться путем «разборок» со стрельбой. В условиях сильного государства (не столь уж важно, является оно демократическим, или нет) мафия не исчезнет полностью, но неизбежно вернется туда, где ей самое место — на дно общества. Не нужно быть выдающимся социологом или криминологом, чтобы все это понимать.
И потому, когда Форсайт винит полумифическую «мафию» во всех проблемах России, он, мягко говоря, лукавит. Старательно подменяет причину — следствием (или, если хотите, болезнь — симптомом). Ибо обвальная криминализация российского общества стала возможной лишь в результате катастрофического провала «рыночных реформ». Никак не наоборот.
Получается, что традиционный вопрос «Кто виноват?» остался без ответа. Надо полагать, общий курс реформ был совершенно правильным. И «либерализации», и «приватизации», и многомиллиардные заимствования с нулевым (для страны) результатом — это все очень правильные и мудрые шаги, не причинившие никакого вреда, кроме пользы. И многочисленные западные советчики, «консультанты» и «эксперты», всякие там саксы и ослунды, которые так любили давать нам советы и ценные указания на розовой заре реформ, но бесследно пропали куда-то, когда запахло жареным — они для Форсайта тоже вне всяких подозрений, как жена Цезаря. Во всем виновата мафия, и точка.
Ну что ж, не будем спорить. Тем более, что кандидат в президенты России Игорь Комаров торжественно обещает с мафией покончить. Впрочем, он вообще много чего обещает. «Он обещал все и всем. Безработным — работу, хорошую зарплату, еду на столе и достойную жизнь. Тем, кто потерял свои сбережения — вернуть их, чтобы позволить обеспечить спокойную старость. Тем, кто носит военную форму — возвратить гордость за то, что они являются защитниками своего древнего отечества…» (С. 28). Правда, тут опять хочется остановиться, и наивно спросить: а что, остальные соискатели президентского кресла обещают народу что-то другое? Видимо да, потому что верит народ исключительно Комарову. Не удивительно, что популярность последнего быстро взлетает до заоблачных высот.
Ну, а как же коммунисты? А никак. С ними автор расправился одной фразой: «Коммунисты слишком выдохлись за эти годы, чтобы вернуться к власти» (С. 120). То, что в реальной России коммунисты долго оставались партией номер один (как бы кто к этому не относился), а ощутимо «выдохлись» как раз националисты всех мастей, Форсайта ни в малой степени не смущает. И если российская политическая реальность не поспевает за дерзновенным полетом его фантазии, тем хуже для реальности. Наверное, русские просто не читают книг Форсайта, потому и голосуют за Зюганова. Если бы читали, голосовали бы правильно. За Комарова, то есть.
Хорошо, коммунистов мы исключили, ну а о демократах и говорить смешно. Игорь Комаров — единственный реальный кандидат на пост главы страны, благо он нравится решительно всем. Верите или нет, он сумел понравиться даже западным политикам и журналистам.
«Журналисты писали, что Игорь Комаров является тем человеком, который руководствуется разумом в том, что касается экономического и политического сотрудничества с Западом» (С. 29). Если учесть типичную для официозной западной прессы истерично-злобную реакцию на любые аспекты политической жизни России, выходящие за рамки покорной прозападной политики, приходится признать, что Игорь Комаров — личность удивительно яркая и незаурядная. Я, например, с трудом могу себе представить, чтобы любая крупная западная газета или телеканал позволили бы себе хотя бы одно слово симпатии в адрес любого российского общественного деятеля, не принадлежащего к агрессивно-покорному им стаду защитников «прав человека», «либеральных ценностей» или чего-нибудь в этом роде.
Впрочем, не расстраивайтесь — сейчас наивный Запад прозреет. Честь открыть ему глаза на истинную сущность кандидата в российские президенты автор книги доверил некоему Леониду Зайцеву — уборщику в штаб-квартире комаровского Союза Патриотических Сил. Однажды вечером Зайцев, убирая кабинет одного из самых доверенных помощников Комарова, обнаружил на столе папку черного цвета, а в последней — документ столь одиозного содержания, что даже на малограмотного Зайцева он произвел ошеломляющее впечатление. Тот, не задумываясь, похищает документ и скрывается.
Надо сказать, что образ Зайцева — само по себе крупное «достижение» Форсайта. По сравнению с ним даже печально известный Ваня Чонкин — и тот отдыхает. По-видимому, нищий, забитый, выживший из ума старик призван олицетворять собою «простой русский народ». Несколько страниц книги посвящены перипетиям его нелегкой жизни, описывая которую автор не скупится на крокодиловы слезы. Правда, боюсь, что наш читатель будет не плакать, а смеяться — слишком уж убоги, примитивны и тенденциозны представления Форсайта о советской истории. Прелестнее всего, конечно, ключевой эпизод жизни Зайцева — когда он, солдат советской армии, встречает в 1945 году* в окрестностях Потсдама патруль английских королевских стрелков. Цитирую дословно: «Он знал только то, что ему говорили: это — враги, пришедшие, чтобы уничтожить социализм (что-что, социализм в нацистской Германии?! — trilirium) и, если удастся, убить и его» (С. 45).
Это фронтовик, дошедший до Берлина… Право же, такого убогого, тупого и злобного пасквиля постеснялся бы и доктор Геббельс. Любви и уважения к русскому народу у него было не больше, чем у Форсайта, но вот с чувством реальности дело обстояло все же получше — во всяком случае, под конец войны…
Ладно. Итак,похитив папку, он направился к британскому посольству и, после нескольких безуспешных попыток попасть туда, умудрился забросить папку в машину одной из сотрудниц. Через несколько дней, наконец, черная папка попадает в руки шефа московского отделения британской разведки, на которого ее содержимое произвело не менее сильное впечатление — тот сразу захотел помолиться. «Молитва человека — очень личная вещь, но вот о чем молился Джок Макдоналд: «Дорогой Бог, я прошу Тебя — пусть это будет фальшивкой. Ибо, если это не фальшивка — огромное черное зло снизойдет на нас»» (С. 91).
Итак, о чем же идет речь в документе (его, конечно, незамедлительно окрестили «Черным манифестом»)? Здесь никак не обойтись без развернутой цитаты из романа. Тем, кто будет читать все это в первый раз, советую крепко держаться за что-нибудь прочное — содержание «Черного манифеста» действительно таково, что можно упасть и не подняться…
«Он прочитал главы, посвященные восстановлению однопартийного государства и реконсервации сети трудовых лагерей для диссидентов и прочих нежелательных элементов.
Он внимательно прочитал те части, в которых говорилось об окончательном решении проблемы, в частности, еврейского сообщества, чеченцев и прочих расовых меньшинств.
Он изучал страницы, посвященные пакту о ненападении с Польшей как с буферным государством на западной границе и новому покорению Белоруссии, прибалтийских государств, а также южных республик бывшего Советского Союза — Украины, Грузии, Армении и Молдовы.
Он торопливо проглатывал параграфы о восстановлении ядерного арсенала и нацеливании его на окружающих врагов.
Он сосредоточенно изучал страницы, описывающие участь Русской православной церкви и всех остальных религиозных конфессий.
… опозоренная и униженная армия … будет перевооружена и оснащена, но не для обороны, а для новых завоеваний. Население возвращенных республик будет работать как при крепостном праве на своих русских хозяев. Контроль над ними будет осуществляться этническими русскими, проживающими на этих территориях, под эгидой главного правителя из Москвы. Государственная дисциплина будет обеспечиваться «черной гвардией», численность которой возрастет до двухсот тысяч человек. Они будут также подвергать специальной обработке антиобщественные элементы — либералов, журналистов, священников, геев и евреев.» (С. 88)
Такова подлинная политическая программа Игоря Комарова. Страшно, правда? Прежде чем падать в обморок, попробуем подвергнуть «черный манифест» если и не подробному анализу, то хотя бы беглой оценке с позиций элементарной логики и здравого смысла.
Любая политическая программа (левая или правая, демократическая или антидемократическая, центристская, радикальная или какая-либо иная) обязана содержать в себе ответы на два принципиальных вопроса — «Зачем?» («Для какой цели?») и «Как?» («Каким образом?»).
Если она не в состоянии вразумительно ответить хотя бы на один из этих вопросов (или, по меньшей мере, попытаться сделать это) — это уже не программа, а демагогическое бредословие, рассчитанное на явных кретинов.
Конечно же, первый вопрос, который постоянно встает при чтении «Черного манифеста» — «Зачем?». Зачем, например, потребовалось «окончательное решение проблемы еврейского сообщества»? Неужели Комаров так уж завидует лаврам Гитлера и Розенберга?То же самое, конечно, справедливо и для других «национальных меньшинств». Антисемитизм нацистов, при всей своей гнусности, имел определенную прагматическую основу: еврейский бизнес был опасным конкурентом германского, потому-то многие немецкие промышленники и торговцы Гитлера и поддержали. Ну а с кем конкурируют тунгусы, калмыки и чукчи? Гитлер призывал к истреблению «неполноценных народов», поскольку последние, по его мнению, занимали «жизненное пространство», необходимое немецкой расе. В Германии, действительно, всегда было тесновато. Но в России-то места вполне хватает всем народностям! На переселенность у нас никто никогда не жаловался, скорее уж наоборот.Внешнеполитические планы Комарова производят ничуть не менее сюрреалистическое впечатление. Зачем нужно «новое покорение» Белоруссии, которая сама не возражает против союза с Россией? И, если желание заново покорить страны Прибалтики еще можно с некоторой натяжкой объяснить особой любовью Комарова к балтийским шпротам и резекенской сгущенке, то зачем ему потребовалась аннексия «южных республик Советского Союза»?Зачем комаровской России аннексировать страны, которые намного беднее ее? Неужели своих нищих не хватает?
Все экспансионистские планы Игоря Комарова выглядят жалкой и тупоумной пародией на политику Гитлера. Внешне все похоже, даже слишком. Вот только Гитлер-то захватывал страны, которые были существенно богаче разоренной репарациями и кризисами Германии — Австрию, Чехословакию, Данию, Францию, даже Польшу. Ну а для России экспансионистский путь решения внутренних проблем практически закрыт — вокруг нее более богатых стран просто нет. Планы Комарова — неизмеримо большая бредятина, чем мечты известного всем отпрыска юриста о мытье сапог в Индийском океане. Комаров этого, положим, не понимает. А Форсайт?
Тот же самый вопрос «Зачем?» возникает и в связи с русской православной церковью. Какую участь ей уготовил будущий глава России, Форсайт прямо не говорит, но из контекста можно предположить, что безрадостную. Зачем же так нехорошо обращаться с церковью, которая (не в упрек ей будь сказано) всегда демонстрировала завидную лояльность светской власти? Ведь даже Сталин, окончательно придя к власти, быстро понял, что в качестве союзника православная церковь будет ему намного полезнее, чем в качестве противника или жертвы. Впрочем, аналогичное вполне справедливо и для других конфессий России.Наверное, Комаров хочет превзойти в своей жестокости не только Гитлера, но и Ленина со Сталиным — причем в жестокости абсолютно бессмысленной, бесцельной и, в конечном счете, самоубийственной. Кто бы мне объяснил, зачем ему все это надо? Ну и, конечно, трудно оставить без комментариев пункт о «реконсервации трудовых лагерей». Если экономическая обстановка в России действительно такова, как это красочно описано Форсайтом на первых страницах романа, то «трудовые лагеря» — это еще не самое большое зло. В них хоть баланду давать будут… Ну, не наивно ли пугать пресловутыми «лагерями» людей, которые хорошо знают, что голодная и нищая «свобода» без каких-либо перспектив и средств к существованию может быть намного страшнее любых тюрем и лагерей?
Но, даже если мы попробуем отнестись к этим шизофреническим прожектам серьезно, это не поможет нам ответить на второй принципиальный вопрос — «Как?». Каким образом Комаров намерен провести эти планы в жизнь?
Откуда он возьмет деньги на то, чтобы перевооружить российскую армию — причем еще и «не для обороны, а для новых завоеваний»? На одно это потребуются колоссальные средства. А сколько денег (и жизней) уйдет на силовое покорение хотя бы одной из советских республик? Да и другая розовая мечта Комарова — восстановление ГУЛАГа — если и дешевле, то не намного. Колючая проволока тоже стоит денег, да и вохровцев придется кормить и снабжать обмундированием… В еще большей степени это относится к личной комаровской «Черной гвардии», численность которой Комаров к тому же мечтает довести… аж до двухсот тысяч человек. (Не маловато ли будет для «государственного контроля» над всей Россией и покоренными республиками в придачу?) А уж про «восстановление ядерного арсенала» я вообще молчу…
Итак, при всей бредовости «Черного манифеста» его еще и совершенно невозможно провести в жизнь — а если каким-то чудом это и удастся, то непонятно, что это может принести России, кроме огромных убытков и неисчислимых жертв.
Единственную экономическую выгоду от подобной политики можно усмотреть лишь в том, что «население возвращенных республик будет работать как при крепостном праве…».
Но автору романа стоило бы заглянуть в любой учебник истории или экономики, чтобы узнать, что крепостное право — не самый эффективный, деликатно выражаясь, способ производства. И «покорение» любой из независимых республик, и военно-политический контроль над ней обойдутся значительно дороже, чем те весьма сомнительные выгоды, которые подобная политика способна дать.
(Но самое анекдотичное, что при всем при этом в «Черном манифесте» нет ни слова о планах Комарова в отношении «независимой» Сибири. Собирается ли он вновь покорять ее по примеру Ермака, или как? Похоже, что кто-то про нее элементарно забыл — то ли Комаров, то ли сам автор…).
«Черный манифест» был бы, конечно же, неполон без некоторой дозы пикантных разоблачений. Оказывается, что Союз Правых… (ой, простите) … Патриотических Сил финансируется вездесущей «мафией» (и вовсе не американской или итальянской, а той самой, которая Россию разорила).
По авторитетному мнению Форсайта, в России существует четыре (!) мафиозные группировки, и Комарова финансирует наиболее могущественная из них, красноречиво именуемая «Долгоруковской» и расположенная (где бы вы думали?) в Москве. Словом, компромат первостатейнейший. И заботливо уложен в ту же черную папочку — наверное, чтобы при необходимости долго не искать.
аков пресловутый «Черный манифест». Мне, честно говоря, непонятно, зачем Комаров пытался держать его в столь строгой тайне. В реальной России (в отличие от романной) открыто публикуются в печати документы куда более амбициозные, более шовинистические и более бредовые. Правда, всем здраво- и трезвомыслящим людям по прочтении оных почему-то хочется не молиться Всевышнему, а хохотать от души. Комарову тоже не мешало бы повеселить избирателей перед выборами: хотя популярность его и так высока, глядишь, подскочит еще на процентик-другой… Политиков с чувством юмора у нас любят — даже если юмор такой… черный.
Надо отметить, что на Западе (куда немедленно и в обстановке строжайшей секретности переправляют пресловутый документ) его тоже не очень торопятся принимать на веру. «Это наверняка шутка» — небрежно роняет шеф русского отдела «Интеллидженс Сервис» (С. 104). Другие его коллеги также высказывают предположение, что им подсунули фальшивку. Это делает честь сотрудникам британской разведки — похоже, они все-таки отдают себе отчет в том, что в Москве нет недостатка в тружениках пера (или компьютера), готовых за весьма скромную сумму в СКВ состряпать любой политкомпромат по желанию заказчика. Да и не только в Москве…
Однако очень похоже, что откровенное недоверие, с которым сталкивается на Западе «Черный манифест», задевает Комарова за живое, потому что он со своими «черными гвардейцами» не жалеет усилий, чтобы это недоверие полностью развеять. Сначала они разыскивают и зверски убивают несчастного Зайцева; затем вламываются в квартиру той сотрудницы британского посольства, которой Зайцев подкинул «манифест», слегка проламывают ей голову, а в квартире устраивают основательный обыск. Под горячую руку расправляются и с личным секретарем Комарова (виновным лишь в том, что оставил папку на столе) — труп бедняги выуживают из Москвы-реки через несколько дней. Но апофеоз всей этой идиотской бойни — это убийство британского журналиста, приехавшего в Москву специально для того, чтобы взять интервью у Комарова (С. 206—210). За что тот и поплатился, поскольку один из заданных им вопросов содержал фразу, позаимствованную им из «Черного манифеста». После этого у Комарова не осталось ни малейших сомнений: журналиста надо поскорее убрать — слишком уж много, гад, знает. Кстати, угадайте, как звучали эти роковые слова? «Возрождение былой славы русского народа». Мм-да… Автор считает, что это сказано так свежо и оригинально, что окромя как в «Черном манифесте» такое нигде не прочтешь. В общем, комментировать невероятную глупость и неправдоподобность этой сюжетной коллизии даже не хочется — и так все ясно.
Короче, отдадим Игорю Комарову должное — он все-таки добился своего. Можно сказать, сделал для сохранения страшной тайны все возможное и невозможное. Ну, еще, конечно, можно было бы взорвать динамитом британское посольство со всеми обитателями, или, скажем, похитить британского посла и потребовать у британцев заветный документ в черной папочке выкупом за его жизнь… К счастью, у Комарова (или у Форсайта?) все-таки хватило чувства меры, чтобы воздержаться от столь радикальных и непопулярных мероприятий. Главная цель и так достигнута: теперь даже у самых тупых аналитиков британских спецслужб не осталось ни малейшего сомнения в том, что «манифест» — подлинный. Стоило ли иначе убивать из-за него такое количество народу? Правда, у хорошо знающего российскую реальность последних лет (и потому слегка циничного) российского читателя может возникнуть вопрос: а не являются ли все жертвы лишь кровавым спектаклем, призванным добавить правдоподобия компании по компрометации Комарова? Ну, так чего еще от российского читателя ждать. Сотрудники «Интеллидженс сервис» столь трудными вопросами не задаются — им и так все ясно.
Давайте теперь посмотрим, как влиятельные западные политики отреагировали на тайные планы Комарова. Надо признать, что в отличие от «российских» эпизодов романа этот фрагмент (С. 256—269) действительно читается с интересом. Чувствуется, что в данном случае автор знает, о чем пишет, и правды здесь больше, чем вранья.
На этих страницах подробно описывается совещание некой неправительственной организации, скромно именующей себя «советом Линкольна». Все, кто в нее входит — люди, прямо скажем, не маленькие: политические деятели и крупные госчиновники (как бывшие, так и действующие), финансовые магнаты и мультимиллионеры, дипломаты и военные. «Он заметил бывшего британского министра иностранных дел и бывшего генерального секретаря НАТО лорда Каррингтона, прогуливающегося с банкиром Чарльзом Прайсом — одним из самых популярных и удачливых американских послов, когда-либо аккредитованных при Сент-Джеймсском дворе… Чуть дальше их хозяин Сол Натансон сидел на солнышке на скамье рядом с американским банкиром, специалистом по капиталовложениям, и бывшим генеральным прокурором… Еще один вертолет прострекотал к посадочной площадке, чтобы высадить бывшего президента Джорджа Буша, которого встречал бывший госсекретарь Генри Киссенджер.» (С. 259—260). Понятно, что такие люди встречаются не ради каких-нибудь пустяков. «Совет Линкольна, отрицая свое существование, и оставаясь незаметным благодаря своей малочисленности, являлся самостоятельной группой, занимавшейся размышлением над текущими проблемами, оценками и вынесением окончательного — с общего согласия — решения. Основанный на достоинствах своих членов и их возможности иметь доступ к самой верхушке избирательного органа, совет, вероятно, имел более реальное влияние, чем любые другие НПО или все они, вместе взятые». (С. 256)
Вот так вот, простенько и со вкусом. Членов «совета Линкольна» мелочевка не интересует — они занимаются судьбами мира. Разговоры о гласности, открытости, подконтрольности власти обществу — это все для России и прочих недоразвитых стран. А на самом деле принципиальные вопросы мирового распорядка лучше решать в узком кругу своих, доверенных и проверенных людей, и без излишней огласки. Именно поэтому Совет Линкольна «собирался в тщательно скрываемых местах один раз в год, о чем договаривались по телефону, ведя невинно звучащие разговоры» (С. 257).
Как бандитские авторитеты на сходняк.
Боюсь, что я уже утомил читателя цитатами… Отложим книгу в сторону и представим себе, что что-либо из процитированного выше написал бы какой-нибудь российский писатель (неважно, в художественном или публицистическом произведении). Нетрудно представить себе, каким истошным воем отреагировали бы на это наши отечественные либералы! Сколько было бы воплей, издевок, саркастических усмешек, обвинений в ксенофобии, паранойе, ненависти к общечеловеческим и либеральным ценностям, в национализме/шовинизме/расизме/каком-нибудь еще -изме, симпатиях к коммунистам, фашистам, Сталину, Гитлеру и Ким Ир Сену… Однако, мне кажется, что Форсайт мало что придумал. Обычно, когда российские публицисты пытаются честно рассказать о разнообразных «Бильдельбергских» и «Римских» клубах и прочих «неправительственных организациях», очень похожих на описанную Форсайтом, им не избежать кампании истеричных опровержений и контробвинений с «либерального» берега.Но,когда о них пишет английский писатель (причем очень, мягко выражаясь, далекий от симпатий к коммунизму, российскому национализму и России в целом),те же либералы набирают полный рот воды. Опровергать Форсайта, да и вообще комментировать его откровения им как-то не с руки — значительно проще их не заметить. Не могу удержаться еще от одной милой цитаты: начав философствовать на политологические темы, автор, как мне кажется, брякнул нечто лишнее. «При демократии власть — это влияние. Только при диктатуре грубая власть может существовать в рамках закона. (! — Д.Г.) Неизбранная власть в демократическом обществе, следовательно, заключается в способности влиять на механизм выборов. Этого можно достичь, мобилизуя общественное мнение проведением кампаний в средствах массовой информации, настойчивым лоббированием или прямыми финансовыми вложениями. Но в чистейшей форме такое влияние может заключаться просто в тихом совете, полученном в избирательном органе от неоспоримых опыта, честности и мудрости. Это называется «тихое слово»». (С. 256)
Недурно сказано, правда? Не знаю как вас, а меня слегка бросает в дрожь от подобной помеси маккиавелизма с истинно иезуитским лицемерием. Либералы и сторонники «общечеловеческих ценностей», читайте Форсайта внимательней! Ей-богу, всем, кто верит в пропагандистские сказки о прелестях западных свобод и демократий, будет очень-очень полезно прочитать разок эти страницы романа. И если уж даже после этого они не поумнеют, ни я, ни Форсайт в этом не виноваты.
Да, если бы вся «Икона» была выдержана на уровне приведенных цитат, она действительно заслуживала бы серьезного внимания со стороны нашего читателя.
(Только вот опубликовали бы ее там? Сомнительно как-то…) К сожалению, после нескольких страниц правды (подозреваю, высказанной непреднамеренно) вновь начинается откровенный фарс. Члены «Совета Линкольна» долго (и, что самое забавное, серьезно) обсуждает манифест Комарова, не забывая периодически ужасаться вслух. «Я уверен, что Адольф Гитлер — это зло… — Сол Натансон, наклонившись, постучал пальцем по «Черному манифесту». — Этот документ — тоже зло. Человек, написавший его, — зло. Неужели мы позволим этому случиться снова?
Ничто не нарушало тишину, царящую в комнате. Все понимали, что под «этим» он подразумевал второй Холокост, и не только против евреев в России, но и против многих других этнических меньшинств.
Молчание нарушила бывший премьер-министр Великобритании.
— Я согласна. Не время колебаться.» (С. 268)
Не хотелось бы повторяться, но все-таки: если Игорь Комаров писал свой «Черный Манифест» всерьез — значит, ему пора в какое-нибудь психиатрическое заведение. Но и если многомудрые члены «Совета Линкольна» рассматривают этот документ столь же серьезно — значит, и им место рядом с ним, в комнатах со стенами, обитыми чем-нибудь очень мягким.
Хорошо. Что же они собираются предпринять, чтобы помешать чудовищным планам нового российского фюрера?
Казалось бы, тоже мне бином Ньютона — можно просто предать «манифест» огласке. Почему бы не опубликовать его и в российской прессе, и в западной? Однако, как мы помним, «линкольновцы» не большие сторонники гласности — они предпочитают «тихие слова» и столь же тихие дела. Поэтому они принимают некий альтернативный план, о котором нам (читателям) ничего пока не скажут, остроты сюжетной интриги ради. Что ж, подождем. Пока мы лишь узнаем, что воплощать этот план в жизнь будут бывший британский разведчик сэр Найджел Ирвин и бывший американский — Джейсон Монк. Ничего, что их только двое — зато они опытные асы «холодной войны» (в «Четвертом протоколе» сэр Ирвин аж спас Великобританию от запланированного лично Андроповым коммунистического переворота!) и обязательно покажут Комарову, где раки зимуют.
Историческим совещанием первая часть романа, в общем, завершается. Помимо событий, о которых я рассказал, она в основном посвящена делам давно минувших дней — по преимуществу, подвигам вышеупомянутого Джейсона Монка на ниве шпионажа и контршпионажа во времена «холодной войны». Так, мы узнаем, что он — настоящий супершпион: не только завербовал целую армию агентов в России, но еще и небезызвестного Олдрича Эймса помогал разоблачить. Ну а главный противник Монка во времена холодной войны — полковник КГБ Анатолий Гришин — теперь, оказывается, возглавляет личную контрразведку Игоря Комарова. (Что поделаешь, мир вообще тесен, а в плохих романах — особенно.) На этих страницах (как, впрочем, и в остальной книге) образы героев точно соответствуют образцовым канонам капиталистического реализма: английские и американские разведчики благородны, мужественны и вообще напоминают рыцарей в сверкающей броне. Ну а их противники из КГБ и «штази» все, как на подбор — кровожадные упыри и садисты, получающие особое удовольствие от изощренных пыток своих жертв. Советские агенты Монка, конечно же, предавали свое отечество исключительно из горячей любви к «свободе» и глубокого отвращения к коммунистической системе. Ну а мерзавец Эймс стал предателем лишь потому, что хотел виллу побольше и авто пошикарней. Одним словом, достаточно аккуратно поменять местами положительных и отрицательных персонажей — и роман Форсайта смело можно было бы выдвигать на сталинскую премию году где-нибудь в сорок восьмом. Это вам не какой-нибудь Ле Карре, который в своих книгах договаривался аж до того, что в «холодной войне» обе стороны вполне стоили друг друга. От Форсайта подобной ереси вы не дождетесь: он никогда не даст читателю забыть, какие парни хорошие, а какие — плохие.
Прежде, чем мы перейдем ко второй части романа, скажем пару слов о том, за что Форсайта традиционно расхваливает западная критика — о достоверности и знании местных реалий. Некоторое представление о том, насколько «хорошо» автор книги знает реальную российскую действительность, читатель уже получил из процитированного выше. Однако, у Форсайта встречаются ляпы и посерьезнее.
Так, описанная в романе Москва представляет собой совершенно сюрреалистическую смесь реального и вымышленного: наряду с действительно существующими местами в ней можно найти такие географические маразмы, как «Кисельный бульвар» (!) и даже «бульвар Энтузиастов». Вряд ли под последним названием скрывается шоссе Энтузиастов, поскольку в романе недвусмысленно сказано, что это «самая ветхая, неприглядная и нищая часть Москвы», на которую к тому же «стекают потоки загрязненного воздуха из цехов химического комбината…» (С. 72). (Кстати, мне как-то трудновато представить себе потоки воздуха, стекающие на улицу — впрочем, может быть это ляп переводчика?). Упоминается и несуществующая в природе станция метро «Хельсинская». Но и реально существующие места у Форсайта тоже гуляют по карте весьма причудливым образом. Например, отель «Олимпик-Пента», если верить книге, расположен «сразу же за Садово-Спасской» (С. 329). Мало того, что он находится далековато от Садового кольца, но если он и «за» чем-либо — то либо за Садово-Самотечной, либо за Садово-Сухаревской. Ну, а в другом месте автор невозмутимо заявляет, что «все воспоминания о Марксе, Энгельсе, Ленине… исчезли с карты Москвы» (С. 316), предоставляя нам теряться в догадках, куда же именно пропал, скажем, Ленинский проспект или станция метро «Марксистская».
Впрочем, представления Форсайта о географии Московской области еще интереснее. Об этом свидетельствует эпизод романа, в котором обнаруживают тело бедняги Зайцева. А нашли его «в Московской области, на самом западном ее краю, но все же под юрисдикцией Москвы» (С. 126). Ну, о том, что Московская область под юрисдикцией Москвы никоим образом не находится, автор мог бы и знать — но главное даже не это. Обнаружив тело, милиционеры отвезли его «в районное отделение Западного округа, расположенное в трех километрах от места происшествия» (С. 128). Если речь идет о Западном округе Москвы (а о чем же еще?), то получается, что от Москвы до «западных границ Московской области» — три километра?! Можно было б подумать, что это случайный ляп — но похоже, что нет. В конце романа я нашел не менее интересную фразу: «В десяти километрах от Москвы колонна подошла к милицейскому посту на границе области» (С. 568).
Подобных нелепостей можно отыскать еще немало, но полагаю, что и этих достаточно для некоторых нелестных выводов. Плодовитый английский детективописатель Рене Реймонд (более известный всем под псевдонимом «Джеймс Хедли Чейз») наклепал уйму гангстерских романов, действие которых происходит в Америке — несмотря на то, что с суровой американской действительностью он был знаком, в основном, по книгам тамошних коллег по ремеслу. Но уж в области географии явных ляпов Чейз не допускал — он никогда не садился писать, не ознакомившись как следует предварительно с хорошей картой мест действия. Остается лишь пожалеть, что Форсайт не последовал примеру соотечественника…
Но вернемся ко второй части книги, где нас также ожидает множество интересных открытий. По прибытии в Москву суперагент Монк приступает к методичному разрушению всех планов Комарова, используя в качестве основного рабочего инструмента собственный язык (помните — «тихое слово»?). Довольно ловко работая оным, он за рекордные сроки умудряется привлечь на свою сторону множество заметных в России людей. Диапазон союзников Монка впечатляет: богатый московский банкир-еврей, контролирующий ключевые телеканалы; пожилой генерал, пользующийся колоссальным влиянием в армии (которому, несмотря на вымышленность, Форсайт невозмутимо приписывает уйму реальных подвигов, вплоть до вывода войск из Афганистана); патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй (!); некий полковник МУРа Петровский (известный, как самый главный борец с московской мафией) — и одновременно некий Умар Гунаев (известный, как главарь всех чеченских бандитов в Москве). Темы для бесед не слишком разнообразны: всем им дается почитать копия «Черного манифеста», рассказывается драматическая история находки этого документа, затем красноречиво расписываются ужасы, в случае прихода Комарова к власти ожидающие евреев, чеченцев, православную церковь, даже честных сотрудников милиции — ну и, конечно же, Россию в целом. Все собеседники Монка дружно ахают и ужасаются. Ни одному из них не приходит в голову, задать хотя бы пару вопросов, диктуемых здравым смыслом. И конечно же, все дружно приходят к выводу, что Комарова надо остановить, и обещают в этом всяческое содействие. А бандит Гунаев со своими подчиненными даже берет Монка под свое теплое крылышко, обеспечивая апартаментами в контролируемой им гостинице, фальшивыми документами и даже парочкой наемных телохранителей-головорезов. Надо заметить, что о чеченских бандитах в Москве автор пишет с большой теплотой и любовью, всячески напирая на страдания чеченского народа от царей и Ельцина. Ну а если они бандитствуют, зверствуют и убивают, так что с бедных взять — дикий народ и вообще дети гор.
Усилия Монка приносят результат. По телевидению Комарова начинают усердно поливать грязью (чего по какой-то причине не делали раньше); популярный генерал выступает в прессе с критикой в его адрес (довольно косноязычной и хамской — видимо, поэтому она сразу всех и убеждает); иерархи РПЦ ненавязчиво внедряют в сознание народных масс мысль, что неплохо бы вернуться в те старые добрые времена, когда страной правил царь, и вообще все было просто замечательно. Наверное, читатель уже догадался, что именно в этом-то и состоял гениальный план «линкольновского клуба» и сэра Найджела Ирвина: взять и восстановить в России конституционную монархию, и тогда никакой фашизм уже не страшен. Простите, вы что-то хотите сказать? Что в настоящей России привлекательность монархических идей близка к нулю, а монархические организации по популярности находятся где-то посередине между партиями любителей пива и сторонниками озеленения Луны? Уважаемый читатель, нельзя же так занудствовать! Вам же уже объяснили: все это исключительно потому, что мы мало Форсайта читаем. Читали бы больше — так давно и дружно прониклись бы всей прелестью монархических идей, и, конечно, не стали б задавать глупые вопросы, например, чем царь лучше президента.
Конечно, если б московская деятельность суперагента ограничивалась лишь «тихими словами», читателю было б очень скучно, поэтому не обходится и без не столь уж тихих дел. Так, на страницах 370—375 красочно описана диверсия, совершенная парочкой подручных Монка — взрыв в типографии, где печатаются основные издания Союза Патриотических Сил. (Надо признать, что акт варварского уничтожения дорогостоящего полиграфического оборудования описан подробно и с несомненным знанием дела, чем выгодно отличается от многих других эпизодов романа.) После диверсии издания СПС просто перестают выходить — из чего мы вынуждены сделать вывод, что это была последняя работающая типография не только в Москве, но и во всей России!
В общем, эта комплексная пиаровско-диверсионная деятельность западных засланцев приносит плоды. Рейтинг СПС стремительно падает, а идеи монархии овладевают умами простых русских людей со страшной силой. Разумеется, Монку и Ирвину пытаются помешать. Но методы их противников, увы, не блещут новизной — как и прежде, они просто пытаются убить всех подряд, в стиле какой-нибудь особо брутальной компьютерной игры. В частности, отряды головорезов из «Черной гвардии» убивают старого генерала и покушаются (правда, неудачно) на муровца Петровского, банкира Бернштейна и даже самого патриарха. По ходу дела гибнет еще несколько ни в чем не повинных людей, случайно подвернувшихся под пули убийц. Под конец, посланный в Европу киллер той самой «долгоруковской» мафии ликвидирует там и самого предполагаемого кандидата на российский престол — чтобы, так сказать, закрыть тему. Что же касается самого суперагента Монка, то с ним все получается совсем как с неуловимым ковбоем Джо. Пару раз, правда, пытаются убить и его, но все время как-то промахиваются.
Словом, кровь льется рекой, как в самом убогом американском «ужастике», и впечатление у читателя тоже остается соответствующее — тошнотворное и смехотворное одновременно. Увы, роман явно страдает от традиционной болезни детективных «шедевров» времен соцреализма — абсолютной неспособности автора создать художественно убедительный «образ врага». Сначала автор долго рассказывает читателю, как враг опасен, ловок, хитер и коварен; а потом доходит до дела, и все враги дружно начинают вести себя, как тупоумные и кровожадные мясники, по сравнению с которыми даже недалекие положительные герои выглядят прямо титанами мысли. Надо ли удивляться тому, что устроенная Гришиным с Комаровым кровавая баня приносит результаты, диаметрально противоположные тем, на которые рассчитывалась? Общественность (какой сюрприз!) начинает подозревать в убийствах именно их. Ну, а особо недогадливых редакторов газет просвещает, конечно, Монк — анонимными звонками.
Встревоженный резким падением рейтинга своей партии, Игорь Комаров (с подачи своего главного пиарщика Бориса Кузнецова) устраивает большую пресс-конференцию. Ох, не надо было ему этого делать! Проницательный читатель уже догадался, что там его и разоблачат, причем окончательно и бесповоротно. Здесь мне опять придется обильно цитировать оригинал (С. 524 и далее) — никакой пересказ, увы, не передает его прелести.
«— Возможно, есть вопросы? — предложил Кузнецов.
— Мистер Комаров, — крикнул корреспондент «Лос-Анжелес Таймс» — я понял, что вы истратили на свою предвыборную компанию на сегодняшний день двести миллионов долларов. Это, должно быть, мировой рекорд. Откуда взялись эти деньги?
— Общественные взносы великого народа России, — ответил лидер СПС.
— Это приблизительно годовая зарплата всего российского народа, сэр. Откуда на самом деле появились эти деньги?»
Прервем цитату. Ну, утверждение о «мировом рекорде» пусть остается на совести наивного автора, не знающего, с каким размахом проводятся предвыборные компании в России. (Например, бюджет Ельцина в 1996 году даже по самым скромным оценкам намного превышал 500 млн. долларов.)
Но интереснее другое. Наверное, читателю не надо напоминать, что в нашей стране живет примерно 150 млн. человек. Правда, в вымышленной Форсайтом России может быть существенно меньше (смерти, войны, про отколовшуюся Сибирь вспомним, и т.п.) — так что пусть даже население страны уменьшилось вдвое. Все равно, получается, что средний доход на душу населения составляет… менее трех долларов в год. Остается вслед за классиком, простонать: «Россия, нищая Россия!» Или с арифметикой у автора дела обстоят еще хуже, чем с историей и географией? Но не будем придираться к мелочам, а будем читать дальше (С. 525).
«К нему присоединились другие журналисты.
Это правда, что вы намерены запретить все оппозиционные партии и установить однопартийную диктатуру?
Вам известно, почему генерала Николаева убили через три недели после того, как он разоблачил вас?
Вы отрицаете причастность «черной гвардии» к недавним покушениям?»
И вот, наконец-то, наступает кульминация разоблачений — вопрос о «Черном манифесте». Еще раз вспомним: Комаров прекрасно знает, что этот сверхсекретный документ попал в руки врага. Безусловно, он должен быть готов к неприятным вопросам; безусловно, у него должен быть готов мало-мальски убедительный ответ на них.
«Корреспондент «Дейли телеграф», чей коллега Марк Джефферсон был убит в июле прошлого года, встал, и камеры направились на него.
Мистер Комаров, вы когда-нибудь слышали о секретном документе под названием «Черный манифест»?
Наступила мертвая тишина. Ни российские, ни иностранные представители прессы не знали, о чем идет речь. Игорь Комаров, ухватившись за трибуну и пытаясь сохранить остатки самообладания, побледнел.
Какой манифест?
Еще одна ошибка.
Согласно имеющейся у меня информации, сэр, подразумевается, что в нем содержатся ваши планы создания однопартийного государства, восстановления ГУЛАГа для ваших политических оппонентов, установления в стране власти двухсот тысяч черногвардейцев и вторжения в соседние республики.
Вот в этот момент все и произошло. Он сделал третью ошибку. Он вышел из себя.
Я не буду больше стоять здесь и слушать это дерьмо! — выкрикнул он и ушел со сцены, сопровождаемый расстроенным Кузнецовым.»Но знаете, чем хороша литература? Тем, что в ней, если на то есть воля автора, даже самые бредовые сценарии реализуются как по нотам. (Даже жаль немного, что в жизни так не получается…) В общем, в новогоднюю ночь сторонники Гришина практически без боя берут под свой контроль Останкино (даже не прервав программу передач и не потревожив жителей окрестных домов — просто ниндзя какие-то!), московскую мэрию и «Белый дом». Министерство обороны, оказывается, не надо и захватывать — в нем уже сидят сторонники Гришина, которые не собираются вмешиваться в происходящее (только вот неясно, откуда они там взялись, но ладно). За казармы МВД, Ходынский аэродром и Кремль, правда, разгораются бои, но и там сторонники Комарова начинают брать вверх. Над демократией нависла смертельная угроза — при том, что никто, кроме непосредственно атакуемых не замечает, что происходит нечто неладное!
Угадайте, кто спасет Россию? Ну, конечно же, Джейсон Монк! До чего же все-таки миру повезло, что в Москве оказался единственный трезвый человек не на стороне путчистов. Это он предупреждает полковника Петровского, что комаровцы затевают какое-то нехорошее дело. Это он вступает в перестрелку с боевиками у Останкино, чем пробуждает от спячки местную милицию. Наконец, именно он звонит по телефону генерал-майору Андрееву, командующему Таманской танковой дивизией, и предупреждает, что в Москве происходит военный переворот и настало время спасать Родину. Кроме него, похоже, позвонить было некому. Видимо, в описываемой в романе Москве помимо захваченного телевидения не работают также радио, телеграф и городская телефонная сеть (о мобильных телефонах и Интернете я даже не говорю), а все без исключения жители временно заболели полной слепотой и глухотой.
Прибывшие через час танки и БМП Таманской дивизии разносят на куски кордоны из грузовиков (и зачем их вообще ставили?), въезжают в Москву и довольно быстро умножают гришинских боевиков на нуль. Последний бой, конечно, разворачиваются в Кремле (помимо этих двоих, там почему-то не осталось ни одного живого человека). Ни где-нибудь, а прямо в Оружейной палате (!) Монк и пытающийся спасти Гришин вступают в перестрелку, но Монк, по всем законам вестернов, оказывается лучшим стрелком. «Полковник Анатолий Гришин получил единственную пулю в голову, чуть выше левого глаза. Джейсон Монк смотрел на человека, которого он ненавидел, но ничего не чувствовал. Это сделано потому, что должно быть сделано» (С. 577)
Собственно, это все. Конечно же, в эпилоге романа нас ожидает «хэппи-энд». Утром первого января страдающая похмельем Россия узнает о неудавшейся попытке переворота в Москве. Конечно, все дружно проникаются мыслью, что от продолжения подобных безобразий Россию спасет одна лишь монархия. Все охотно и радостно поддерживают эту инициативу — и ВРИО президента Марков, и Дума (только гадкие коммунисты выступают против, но чего с них взять), и особенно православная церковь. «Алексий Второй в первый и последний раз ступил на политическую арену. Он настаивал на том, что провести новые президентские выборы 16 января невозможно, а следует на этот день назначить всенародный референдум по вопросу о реставрации монархии» (С. 579) Только не спрашивайте, почему выбирать президента нельзя, а проводить референдум — можно. Нам этого не уразуметь, да и не нашего это ума дело. Многочисленные церковные проповедники красочно расписывают избирателям все достоинства монархии. И на референдуме монархическая идея побеждает с большим отрывом (60% — за, 35% — против, остальные, наверное, воздержались). Государственной думе остается только подвести итог под волеизъявлением народа — и, уже первого марта, «из самолета вышел призванный Думой пятидесятисемилетний принц английского дома Виндзоров» (С. 583) (А Игоря Комарова, пытавшегося бежать их страны, арестовывают.)
Словом, вслед за автором нам осталось только пустить слезу умиления. И воздержаться от глупых вопросов — например, каким, собственно, образом свежеизбранный монарх собирается распутывать тот кошмарный клубок проблем, которые стоит перед Россией? Родословная у него богатая, а вот как насчет хоть какой-нибудь программы действий? Что ж, будем предполагать, что случилось чудо, и с восстановлением монархии все проблемы взяли и разрешились сами собой. В книге уже произошло столько первосортных чудес, что еще одно, пусть даже столь масштабное, уже не особенно удивит.
Каноны детективного жанра требуют, чтобы на последних страницах книги читателя ожидали сенсационные разоблачения. Так оно и есть — вот только все заготовленные сенсации вызывают некоторое недоумение (чтобы не сказать сильнее). Оказывается, один из самых несимпатичных персонажей книги на самом деле был двойным агентом: работал он на Ирвина, а Гришина, наоборот, кормил дезинформацией. Выясняется, что именно с его подачи Гришина и Комарова удалось (намеренно!) спровоцировать на вооруженное выступление. Но особо сильное впечатление на меня произвел тот факт, что это именно Ирвин вполне намеренно подставил под пули мафиозного киллера фиктивного «кандидата на престол», чтобы таким образом уберечь настоящего. Его план автор комментирует лаконично: «В случае необходимости им можно было бы и пожертвовать.» (С. 585) Ну, а у вас, случайно не вызывают отвращения цинизм и подлость тех методов, которыми действуют «хорошие парни»? В общем, эпилог романа не улучшает впечатления от книги — скорее напротив (хотя, казалось бы, где уж тут что-то ухудшать).

Роман закончился, настало время подводить итоги. Увы, общее впечатление можно передать одним лишь словом — убогое. Я никак не ожидал настолько примитивной, невежественной и тенденциозной стряпни. Романа-предупреждения не вышло — получился то ли пасквиль, то ли дурной анекдот — и после его прочтения остается заметное чувство обиды.
Обидно мне даже не за державу (ну, вылили на нее очередной ушат грязи — в конце, концов, ей не привыкать). Нет, обидно за самого Фредерика Форсайта, который когда-то действительно считался мастером остросюжетного политического романа. Поверьте, слава была вполне заслуженной — ранним произведениям Форсайта (таким, как «День Шакала» или «Псы войны») жалкая «Икона» не годится и в подметки.
Форсайта никогда нельзя было упрекнуть в симпатиях к «коммунизму» — но раньше и на западное общество он тоже позволял себе смотреть без иллюзий. Скажем, в романе «Псы войны» он рисует весьма красочный портрет лондонского финансового магната: «Джеймс Мэнсон был циником и реалистом. Он отдавал себе отчет, чем был Сити на самом деле. Здесь царил закон джунглей, и он был одной из пантер в этих джунглях.» Планируя государственный переворот в маленькой африканской стране, чтобы прибрать к своим рукам ее природные богатства, Мэнсон хладнокровно комментирует собственные планы: «Взломать банк или бронированный автомобиль — это слишком грубо. Вот взломать целую республику — в этом, мне кажется, что-то есть.» Согласитесь, что образ Мэнсона очень уж контрастирует с бело-пушистым банкиром-филантропом Солом Натансоном, горящим желанием спасти мир от грядущих ужасов российского фашизма. Неужели за прошедшие годы так изменились нравы воротил западного бизнеса? Мне как-то плохо верится.
Почему же роман стал так популярен в Европе? Несомненно, там есть немало думающих людей, хорошо осознающих, насколько серьезна ситуация в России и какими опасными последствиями она может грозит и Европе, и всему миру. Эти люди не могут не задаваться классическими русскими вопросами, вроде «Кто виноват?» и «Что делать?» Роман Форсайта оказался удобен именно тем, что дает на них простой и доступный, хотя и ложный ответ. Виновата во всем, конечно же, пресловутая русская мафия, а также русские националисты и бывшие кагебешники. А чтобы им помешать, надо всего лишь послать в Москву пару агентов экстра-класса, и восстановить российский престол с монархом (желательно из дома Виндзоров), после чего остальные проблемы разрешатся сами собой. Но неужели подобные рецепты воспринимаются западными интеллектуалами всерьез и даже без малейшей попытки критически взглянуть на них? Если это так — то похоже, что роман оправдал свое (довольно-таки дурацкое) название — он действительно стал для них некой иконой. И (придется вспомнить еще одну цитату) «только нам известно, насколько она порочна и фальшива» (С. 276).
Более интересен вопрос, с чего вдруг на «Икону» начали так истово молиться некоторые наши политологи и журналисты. Это не кажется мне случайностью — больно уж целеустремленно в середине 90-х годов кем-то пропагандировалась монархическая идея. Тут можно многое вспомнить — то в одной крупной газете (до этого с пеной у рта пропагандировавшей демократические идеалы) появляется статья под названием «Россию спасет только монархия», то, как по заказу, множатся газетные и даже телевизионные интервью с «великой княгиней Леонидой», «великой княгиней Марией» и даже «наследником российского престола Георгием Романовым». В контексте этого не выглядит особо странной и шумиха вокруг «Иконы», и даже тот факт, что ведущий нашей самой остросюжетной программы отправился в Лондон — лично интервьюировать Форсайта, и выяснять, как ему пришла в голову гениальная идея реставрации монархии в России. Размышлять по поводу того, кому это выгодно, я даже не буду — мне кажется, что ответ вполне очевиден. Очень многим личностям, создавшем в начале девяностых колоссальные состояния на разграблении страны, идея монархии могла казаться очень привлекательной в качестве удобного средства для сохранения богатства и власти. А кто платит, тот и заказывает музыку. Увы, наш народ, как всегда, гениальную идею не оценил. Монархическая трескотня в СМИ подержалась немного, и заглохла. А некоторые из пропагандистов монархических идей, как это не печально, оказались в довольно дурацком положении.
Не надо было молиться на сомнительный опус английского беллетриста — глядишь, и лбы были б целее…

Известный журналист и общественный деятель Джульетто Кьеза посвятил разбору политического триллера Форсайта «Икона» целую главу 11 в книге «Прощай,Россия!» (Москва,1998). Она есть в моей библиотеке. Кьеза пишет: «Вот почему я назвал эту главу «Икона». Так называется последний бестселлер Фредерика Форсайта, наиболее выдающийся образец концентрата глупостей о сегодняшней России, какой мне доводилось встречать. Не знаю, найдется ли у какого-нибудь российского издателя мужество опубликовать его. Но, учитывая нынешний уровень низкопоклонства российской интеллигенции, не исключено, что «Икона» станет бестселлером и в России. Хотя российскому читателю трудно будет переварить бывшего агента ЦРУ Джеймса Монка. Он прибывает в Москву и начинает учить советологическим хитростям высших чинов милиции, спецслужб, «здоровых» национально-патриотических сил и даже Патриарха Московского и всея Руси. Разумеется, Монк в совершенстве владеет русским языком, но несмотря на это, его уморительные аргументы вызвали бы приступ хохота даже у обычно столь серьезного человека, как Алексий II.
Возьмите, например, диалог между Монком и генералом Валентином Петровским, начальником отдела по борьбе с организованной преступностью московского ГУВД. Разумеется, оба они вымышленные персонажи, но роман-то претендует на реалистичность. В чем и состоит его комизм. Вот Монк объясняет Петровскому, какими закулисными маневрами кандидат в диктаторы Игорь Комаров, сконструированный по образу и подобию Жириновского (смех воображаемой российской публики, отлично знающей, что Владимир Вольфович не только никогда не станет диктатором, но был и остается марионеткой в руках нынешнего режима), пытается выиграть выборы. Перед вами их диалог с необходимыми комментариями:

«В тишине Монк прислушался к телевизору за стеной. Показывали «Том и Джерри». (Актуально и сегодня, в 1996 г. Со своей великолепной традицией мультипликации Россия уже тогда, в эпоху Ельцина, смотрела только американские мультфильмы. – Дж. К.) Татьяна, дочь Петровского, громко хохотала. Петровский протянул руку.
– Покажите, – сказал он. (Речь идет о Тайном манифесте, диктаторской программе Комарова-Жириновского. – Дж. К.) Прочел все сорок страниц (сколько же времени надо даже самому быстрому читателю? – Дж.К.) и вернул Монку.
– Чепуха. (В свете содержимого, от пересказа которого я воздержусь, единственно правильная оценка. – Дж. К.)
– Почему?
– Потому что у него ничего не получится. (Неправильно. Настоящий Петровский снова повторил бы «Чепуха», включив в это определение и изумленное «Почему?» Монка. – Дж. К.)
– Пока что ему все удавалось. У него есть частная армия Черных Гвардейцев, хорошо оплачиваемых и отлично экипированных. У него есть корпус Молодых Бойцов. Долгоруковские крестные отцы (одна из московских мафий в романе. – Дж. К.) два года назад (то есть в 1997 году. – Дж. К.) заключили с ним договор. У него есть фонд в 250 тысяч долларов, чтобы захватить высшую власть в этой стране».

На этом этапе настоящий Петровский, персонаж, имеющий хоть чуть-чуть общего с реальностью, встал бы и вежливо выпроводил симпатичного американца, предварительно позвонив в ближайшую психиатрическую больницу. Или, если бы принял его всерьез, смертельно обиделся. Да что же это такое? Начальник отдела по борьбе с организованной преступностью города Москвы не знает о Черной Гвардии, о Молодых Бойцах и о союзе долгоруковских с Комаровым без помощи экс-агента ЦРУ? Достаточно побывать в Москве, чтобы увидеть, что город кишит вооруженными людьми, телохранителями и бойцами частных армий. К тому же кто угодно, за исключением Монка и его создателя Фредерика Форсайта, сообразил бы, что либо генерал Петровский отлично обо всем знал и на 99 процентов сам участвовал в игре, или (что на самом деле одно и то же) его шансы сохранить свой пост равнялись бы одному из тысячи. Если не меньше.
Но пик комизма достигается там, где говорится о цене заговора. Подумайте только: 250 тысяч долларов США на покупку «верховной власти»! В 1996 году прибыль любого регионального директора Пенсионного Фонда далеко перешагнула эту планку. Говорят, что у Форсайта есть десяток референтов, снабжающих его основными элементами для развития сюжета. Неужели никто из них, перечитывая рукопись, не заметил, что в сегодняшней России для власть имущих 250 000 долларов – ничто?Неужели они не знают, что ни один уважающий себя российский бизнесмен даже пальцем не пошевелит за эти деньги?
Тем не менее это возможно. Запад не осознает масштабов России. Нелегко объяснить, что Якутия намного больше всей Европы. И что израненная и униженная Россия опасна не только для самой себя. Трудно объяснить, что за один-единственный день (31 декабря 1996 г.) таможенники Владивостока задержали незаконных грузов на 30 миллионов долларов. Учитывая уровень распространения коррупции, это означает, что десятки аналогичных грузов в тот же день беспрепятственно отбыли или прибыли в Россию. А Форсайт пишет, что долгоруковская мафия согласилась поддержать Комарова всего за 250 000 долларов? Даже подготовленной публике страны «Чистых рук» трудно объяснить, что весь «Взяткоград», скандал, обрушивший Первую Республику, уничтоживший Христианско-демократическую и Социалистическую партии и почти всю плеяду итальянских политических организаций, правивших страной пятьдесят лет, тянет всего на три-четыре незаконно ввезенных в Россию груза. Или что «необъяснимые» недостачи на счетах российского министерства финансов (не в бюджете государства, а на текущих счетах этого ведомства) в год господень 1996 превысили два миллиарда долларов, что соответствует стоимости масштабного экономического маневра итальянского правительства. Как объяснить нормальным людям, что приватизация крупнейшего автозавода ЗИЛ (реальная стоимость, по оценкам мэра Москвы Юрия Лужкова, 4 миллиарда долларов) закончилась тем, что его «подарили» фирме «Микродин» за 4,5 миллиона долларов? Кто-нибудь на Западе знает, что, по слухам, на оплату счетов ельцинской предвыборной кампании были потрачены сотни миллионов долларов? Естественно, у меня нет никаких доказательств. Но некоторые данные были опубликованы в одной российской газете и никто их не опроверг, а Генеральная прокуратура не ощутила необходимости не то чтобы завести уголовное дело, а просто навести справки или же начать преследование «клеветников», распостраняющих эту информацию. Молчание – лучший способ похоронить неудобные факты. Именно поэтому я о них пишу: чтобы посмотреть, не решится ли кто-нибудь их опровергнуть.

Кто объяснит все эти мелочи Фредерику Форсайту до того, как он напишет новый роман о России? И кто расскажет об этом Уильяму Клинтону, благополучно переизбранному на пост президента США в тот же день, когда Борис Ельцин был прооперирован на сердце?».
http://www.libok.net/writer/4188/kniga/15231/keza_djuletto/proschay_rossiya/read/19

8:12 | 03.08.2016 г. | Ystav.com

Станислав Белковский и Антон Баков о новом тренде российской индивидуальной политики

«На Острова»

Известный российский политтехнолог Станислав Белковский рассказал о том, что является наиболее перспективным направлением российской индивидуальной политики для бизнесменов, олигархов – в общем, людей с деньгами. Индивидуальная политика – это, фактически, превращение себя в актора международных отношений через индивидуальные действия. Например, покупку целого государства. Мнение Белковского таково – необходимо двигаться из России на острова, приобретать целые государства в Тихом и Атлантическом Океане, получать дипломатический статус и заседать в ООН. Конечно, это наиболее полный набор всевозможных «опций», которые даются при покупке небольшого государства. Можно просто купить государство и сделать из него личный оффшор. А можно наделить дипломатическим статусом загородный дом в российской глубинке. По мнению «русского еврея» Белковского это даст массу полезных вещей.

Почему собственное государство лучше очередной яхты

Сам Белковский видит себя лишь в качестве идеолога этого проекта

Например, покупка небольшого островного государства это прекрасная инвестиционная возможность. Деньги, которые у российского крупного бизнеса сохранились ещё с докризисных времён больше негде потратить в России, с трудом их можно потратить и на Западе. Инвестировать в Китай – это просто выбросить на ветер. Такой долгосрочный актив как собственное государство поможет не только сохранить сбережения, но и преумножить их впоследствии. Никто же не запрещает искать на своём острове древний клад и найти его. А потом внести это в Юнеско и всё продать как историческую ценность.

Также покупка государства, входящего в ООН и признанного всеми остальными как актора международных отношений автоматически присваивает инвестору самый высокий дипломатический статус, право заседать в ООН и других международных организациях и вообще, стать уважаемым человеком в западном мире. Фактически, это кооптирование в мировую элиту. Белковский рассказал секрет того, что так долго и безрезультатно пытались добиваться российские власти – стать членами мировой элиты. Только он предлагает сделать это гораздо проще, но с большей эффективностью, за минимальные вложения сил и средств. Конечно, вас вряд ли посадят рядом с президентом США, однако возможность заинтересовать собой мировую элиту у вас будет.

Станислав Белковский сообщает, что в настоящий момент его идея не столь популярна и пока на практике реализуется два проекта – уральского политика и бизнесмена Антона Бакова и Михаила Васинкевича, сооснователя «Юлмарт».

В связи с этим нам бы хотелось подробнее рассказать про Антона Алексеевича Бакова, нашего земляка, который уральской ногой продвигает тренд политического будущего – создание собственного государства на островах в мировом океане.

Проект Христианского государства Антона Бакова

Сразу нужно сказать, что проект Бакова несколько отличается от утилитарного «личного оффшора» Белковского. Наше издание неоднократно рассказывало про «Суверенное государство Императорский Престол», именно так называется государство, которое создаёт Антон Баков. Помимо территории и населения, как основных государственных признаков, важнейшим и неотъемлемым атрибутом Императорского Престола является идеология современной монархии, которая берёт свои истоки от императоров римских и византийских.

Согласно Конституции Суверенного Государства Императорский престол, утвержденной 31 марта 2014 года, Императорский Престол – Суверенное Государство, конституционная монархия, правопреемник Всероссийского Императорского Престола, и предшествовавших ему Римского и Византийского Престолов. За пределами территории Суверенного Государства Императорский Престол Государь Император повелевает Христианами, как Христианский Государь.

Главой Императорского Престола является Император Николай III Кириллович Лейнингенский, единственный ныне живущий неморганатический наследник российского престола. В следующем году будут вспоминать столетие падения русской монархии, а ещё через год – столетие убийства Царской семьи. По этой причине проект Антона Бакова имеет не только международное, но и российское общенациональное значение. Фактически, это единственная политическая сила, которая ведёт системную работу с монархическим полем в современной России.

В своей книге «Золотая булла 2014 года» Антон Баков предлагает монархический план возрождения России. Он считает, что в настоящий исторический момент у России есть шанс вновь совершить рывок в будущее и силы для этого  даст монархия, современная монархия, которая предложит альтернативу западному проекту глобалистов – христианский проект. Возвращение к истокам, осознание силы европейской цивилизации в христианстве – вот,  что может предложить Россия всему миру. Также этот проект является альтернативой дикому исламизму и спасением человечества от этого «нового варварства».

Почему Кирибати

Однако, мы отвлеклись. «Суверенное государство Императорский Престол» получает территорию в островном государстве Кирибати, которое находится недалеко от Австралии, а также в Антигуа и Барбуда в Карибском море. В настоящий момент Антон Баков работает над дипломатическим признанием Императорского Престола в качестве самостоятельного государства. По его словам, христианское государство будет обладать таким же суверенитетом, как и все остальные.

«Моя задача – создать механизм превращения частного в государственное, стереть границу между корпорациями и государствами», – говорит Баков.

Раньше планы создать ассоциированное государство связывались с Балканами, в частности, с Черногорией. Однако, как ещё раз убедился Баков, демократическое устройство выступило тормозом этому проекту. Сменившаяся в Черногории власть отказалась выполнять достигнутые ранее договорённости.

В поисках земли для Императорского Престола Баков обратил взгляд в сторону тропических стран. Высказанная ранее Станиславом Белковским мысль о приобретении государства на островах в Мировом океане стала реальностью.  Антон Алексеевич  отправился в островное государство Антигуа и Барбуда в Карибском море, где условился о продаже покрытого джунглями участка берега в бухте Пяти Островов и на острове Гвиана. Антигуа и Барбуда также посетил Император Николай III.

И вот, наконец, последний крупный проект по приобретению земли Императорским Престолом связан с Кирибати. Это тихоокеанское государство, расположенное в Микронезии и Полинезии недалеко (по океанским меркам) от Австралии. В мае этого года Антон Баков прибыл в Кирибати с официальным визитом в качестве Эрцканцлера Императорского Престола, провёл встречи с президентом Танети Маамау и  министрами этой страны. Интересное положение Кирибати, при котором незаселёнными остаются множество островов делает возможным их покупку и объявлением в качестве независимых государств.

По мнению Антона Бакова и Станислава Белковского, в ближайшее время к российским бизнесменам придёт понимание того, что путь создания «личных государств» является, пожалуй, лучшим выходом в складывающейся экономической и политической ситуации в России.

Автор: Антон Казыхан

Полный текст: https://ystav.com/stanislav-belkovskiy-i-anton-bakov-o-novom-trende-rossiyskoy-individualnoy-politiki
©Сетевое издание YSTAV.com

Надо сказать, что после попытки госпереворота в Черногории, в подготовке которого, по всей вероятности необоснованно, были обвиненв граждане России, реализация проекта Императорский Престол в Черногории затруднительно.
До этого Баков строил следующие планы.

Антон Баков на службе у Императора

Так получилось, что костяк нового Императорского двора и Правительства в XXI веке составили наши земляки  екатеринбуржцы. Сегодня основным вопросом для монархистов является международное признание прав Государя Императора Николая III, прапраправнука Александра II Освободителя. В ближайшее время Императорский престол намерен добиться бесспорного суверенитета в области международных отношений. Соответствующие переговоры в настоящее время ведутся Эрцканцлером Императорского престола Антоном Баковым и властями республики Черногория.

Имперские земли

Председатель Монархической партии России, Эрцканцлер и председатель Совета министров Суверенного государства Императорский престол Антон Баков предложил властям Черногории подписать договор, который бы признал суверенитет Императорского престола в области международных отношений и окончательно легализовал Императора Николая III в качестве руководителя Императорского престола.
Дело в том, что еще в июне 2013 года Монархическая партия выдвинула претендента на престол потомка российского императора Александра II Романова немецкого принца Карла-Эмиха Лейнингенского.

Права на Императорский престол принц Лейнингенский приобрел после перехода из лютеранства в православие вместе со своей супругой, Екатериной Федоровной, 1 июня 2013 года. 31 марта 2014 года Николай III Кириллович, принц Лейнингенский, в отличие от своей тети Великой княгини Марии Владимировны, решился вступить на престол под именем Николай III и даровал престолу Конституцию Суверенного Государства Императорский Престол. Права Императора Николая III основаны на четком соблюдении Основных государственных законов Российской империи, которые увязывают принципы престолонаследия с родством и вероисповеданием.

С точки зрения международного права, по аналогии с государством Святой престол (Ватикан), Императорский престол является носителем государственного суверенитета по своей природе. Разумеется, это не престол республиканской Российской Федерации, но это древнейший экстерриториальный государственный статус.

На основании этого юридического статуса Императором было провозглашено Суверенное Государство Императорский Престол. При этом в настоящее время численность подданных Императорского престола составляет свыше четырех тысяч человек, что в четыре раза превышает число подданных Святого престола. Но согласно современным нормам, необходимо также дипломатическое признание других государств.

«Для того чтобы наш Императорский престол получил международное признание, нам необходима хотя бы небольшая территория, правовой режим которой должен быть установлен международным договором с признанным государством»,-
заявил Эрцканцлер Антон Баков .
Такие государства уже существуют в Европе: это связанные договором с Италией Святой Престол (площадь всего 44 гектара), Сан-Марино и Мальтийский орден, Монако (150 гектаров) во Франции, а также связанная с Испанией и Францией Андорра. Такие мини-государства не имеют армии, полиции и таможни, но привлекают инвесторов и туристов.

«Символично, что территория Домена Царьград была приобретена спустя 1700 лет после образования христианского императорского престола святым Константином Великим и находится всего в 30 км от места рождения первого римского самодержца Диоклетиана», — рассказывает Антон Баков.
Домен раскинулся на семи холмах, названных в честь холмов Древнего Рима. Еще 150 лет по этим землям проходила граница турецких и черногорских владений. Старое название этих мест Пандурица, что переводится на русский язык как «пограничница». Здесь все еще сохранились руины замка воеводы Никчевича, чьи потомки любезно продали эти земли императорской канцелярии.
http://imperor.net/ru/russkaya-monarhiya/anton-bakov-na-sluzhbe-u-imperatora

Надо сказать, что Великий Князь Андрей III Кочкарёв до своего таинственного исчезновения узнал от меня подробности о Суверенном Государстве Императорский Престол, о Николае III и был готов к взаимовыгодным переговорам как представитель теократии Трезвого Петрограда.Речь могла идти и об организации консульства или посольства Трезвого Петрограда в формате культурного центра.
Надо сказать, что Великому Князю Андрею Николаевичу был представлен лидер незарегистрированной партии Великая Россия Андрей Савельев на конференции в Петербурге с участием известных деятелей монархического движения.Савельев входит в Правительствующий Сенат Императорского Престола.
В Правительствующем Сенате ключевую роль играет Станислав Белковский. Белковский — один из самых известных политических аналитиков и публицистов постсоветского мира. В первом десятилетии XXI века он прославился как политтехнолог. Ему приписывали самые разные большие и весьма неоднозначные проекты — от дела ЮКОСа до «цветных» революций. Белковским были учреждены Институт Национальной стратегии и АПН. В 2010-е гг. Белковский занял нишу политического комментатора, запомнившись сотрудничеством радиостанцией «Эхо Москвы», газетой «МК» и другими СМИ.
Участвует в еженедельной программе «Белковский. Прямая линия» в качестве «главного специалиста» телеканала «Дождь».Перу Белковского принадлежат следующие книги: «Чёрная метка оппозиции», «Покаяние», «Империя Владимира Путина», «Апология Владимира Путина.Легко ли быть царём?!, «Апология Авена», «Империя Кремль».
Несколько слов об искусстве дипломатии. Белковский написал книгу «Зюльт», в котором пытается раскопать сразу несколько исторических тайн. Это и последний роман генсека ЦК КПСC Леонида Брежнева. И секретная подоплека рокового советского вторжения в Афганистан в 1979 году. И семейно-политическая жизнь легендарного академика Андрея Сахарова. И еще что-то, о чем не всегда принято говорить вслух. Включая взаимоотношения Брежнева с митрополитом Никодимом. Представьте себе ситуацию, если бы спецоперация Андропова по возведению на ватиканский престол митрополита Никодима (Ротова) с последующей трансляцией антиимпериалистической «теологии освобождения» удалась?!
СССР удалось бы сохранить или подвергнуть эволюционным изменениям.
А ведь шансы были,значительные шансы. Была опубликована на Западе книга М.М.Бахтина о смеховой культуре Рабле, которая взбудоражила интеллектуальное сообщество, действовал криптокатолический орден Никодима, который в чемодане носил с собой тексты Лойолы, никодимовские ученики, включая будущего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, были расставлены по епархиям и вели работу по подготовке верующих к воссоединению католических и православных христианских ветвей. Видимо, решающая договорённость митрополита Никодима с Иоанном Павлом I должна была состояться на приёме в Ватикане, на котором и был отравлен Никодим. Спустя некоторое время был отравлен и Иоанн Павел I с такими же признаками. Подробнее см. http://www.proza.ru/2014/08/29/173
Венецианцам и хазарократии, которые уже тогда планировала трансформацию евразийского континента в теневое квазигосударство для подготовки воцарения машиаха, нужен был такой Римский Папа, который был бы не просто за, но стал бы одной из центральных фигур, осуществляющих польский проект, а именно борьбу против Советского Союза, государств-союзников СССР. Он должен быть соучастником преступной сети Ватикан – мафия – ложа П2 с оккультным орденом внутри ЦРУ во главе. Всем этим требованиям удовлетворял только один человек – Кароль Войтыла. Венецианцы привели его к власти, митрополит Никодим, который на тот момент уже был, скорее всего, иезуитским генералом, то есть Чёрным Папой, и Иоанн Павел I, намеревавшийся передать ватиканский престол Никодиму или соработничать с ним в качестве антипапы, были отравлены по приказу кукольника Личо Джелли из иллюминатской Пропаганды2.
Здесь сделаю некоторое отступление. Некоторые читатели обратились ко мне с вопросом: почему во главе действующей и ныне по свидетельству Умберто Эко  в романе «Нулевой номер» сети частных армий «Гладио» и ложи П2 может стоять дьяк всея Руси Кураев? Как-то он не укладывается в образ милитариста. Дело всё в том, что оккультные организации не обязательно могут возглавлять военные, но посвящённые в дьволопоклоннические культы. Кураев превосходно знает тайный масонский и гурджиевский код «Мастера и Маргариты». Кроме того, именно Кураев обрушился под видом атаки на «голубую мафию» в РПЦ на никодимовцев и лично Патриарха, обвиняя его в своём блоге в гомосексуализме.
Многое не договаривает Кураев и опричинах смерти Алексия II.
Да, Кураев это подходящий кандидат на роль магистра контрвласти ложи П2, которая находится за кулисами параллельного и Исламского государств. Но по ряду достаточно веских причин его кандидатура была мной отвергнута.
Некоторое время по моей версии П2 возглавлял Умберто Эко, пропуском на этот пост послужил его политический памфлет о Протоколах сионских мудрецов «Пражское кладбище».
Кто сейчас возглавляет ложу? Это вопрос, над которым постоянно размышляю.
Отмечу, что лидер «Сути времени» Кургинян отказывает ложе П2 в праве называться масонской. Интересно, на каком основании? Ложа П2 официально получила номер от «Великого Востока Италии». После разоблачительного скандала она была изгнана и стала дикой ложей, но не переставала быть иллюминатской и масонской. Напомню, что митрополит Никодим ехал на приём в Ватикан на машине болгар, так как его автомобиль пришёл в негодность. То есть, снова болгарский след. Как и при отравлении писателя Георгия Маркова, и при покушении Али Агджи на Иоанна Павла II.
Но вернёмся к Белковскому и установлении дипоотношений с Суверенным Государством Императорский Престол. Мировая столица Трезвости Вырица. Она существует в сознании маститого политтехнолога. Почему делаю такой вывод? Судите сами. Во время своего визита в Петербург Белковский прочитал у стен галереи «Ткачи» стихотворение Бродского, именно то, в котором упоминаются платформы Вырицы и Тарту.
На сайте Монархической партии России опубликована следующая информация.2 ноября 2016 года состоялось торжественное заседание Правительствующего Сената, посвященное 295 годовщине принятия Петром Первым титула Императора Всероссийского. На заседании были приняты законы: «Об Императорском Доме», «О внесении изменений в Приложение I к Основным государственным законам Российской империи», «О нумерации законов Романовской Империи». Законы будут направлены на подпись Е.И.В. Государю Императору Николаю Третьему.

Кроме того, официально сообщаю, что на момент чрезвычайной ситуации с Князем была договорённость об особом медиумическом канале связи с княжеским духом через его ангела-хранителя с помощью технологий известного японского духовидца Рюхо Окавы из «Хэппи Сайенс Групп». Окава отмечает в изданной в Токио книге «Новое послание ангела-хранителя президента Путина»,что духи человека, как правило, составляют группу из шести сущностей, остающихся в ином мире, служит ангелом-хранителем. Таким образом, ангел-хранитель — это, по существу, часть собственного духа человека.Следовательно, «слова ангела-хранителя» являются,так сказать, доступом в подсознание данного человека, и их содержание можно считать тем, что думает данный человек в подсознании (истинные намерения). Это чрезвычайно влиятельная и имеющая свою партию группа,книги и идеи которой оказывают огромное влияние на дипломатические и правящие круги Японии. Интернациональный Главный Офис находится в Токио, а представительства действуют в крупнейших городах Северной Америки, Мексики, Перу, Бразилии, в Лондоне, Германии,Франции,Швейцарии, Австрии, Финляндии, Болгарии, в Кампале (Уганде), Гане, Нигерии, Южной Африке,Бенине, в Восточной Азии, в Юго-Восточной Азии в Сингапуре, Малайзии,Таиланде,Маниле, в Южной Азии в Дели, в Мумбаи, Калькутте, Бодх-Гае,Непале,Шри Ланке,в Океании в Сиднее,Мельбурне,в Новой Зеландии.
По моей просьбе один из сотрудников Группы посетил с особой миссией Храм Ясукуни в Токио.
Хэппи Сайенс Москва http://happy-science.org

Похищение Князя было вызвано несколькими причинами и проходило в формате спецоперации «Трест».
Великий Князь воспринял целиком и полностью национально-освободительную борьбу Донбасса, признавал в разговорах со мной легитимность и правосубъектность Новороссии.Более того, учитывая его многочисленные знакомства в дворянских и элитных кругах Европы, после уже по сути подготовленного выезда с тётей во Францию, а у них действующие загранпаспорта, речь могла идти об установлении дипоотношений через монархические организации Союза Народных Республик Новороссии с некоторыми европейскими государствами, об организации представительств и культурных центров с использованием финансирования управляемых Князем фондов.
Напомню ключевые узлы «Треста». Из книги Джеффри Т.Ричелсона «Шпионы XX века» («Амфора», 2014). Одной из важнейших мишеней ИНО был Борис Савинков, бывший эсеровский террорист, руководивший довоенным покушением на министра внутренних дел В.К.Плеве (1904) и московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича (1906)…Во время Советско-польской войны 1920 года Савинков возглавил Русский политический комитет (РПУ), находившийся в Варшаве и игравший ключевую роль в созыве Русской народной армии, сражавшейся на стороне Польши. В январе 1921 года из фрагментов РПК Савинков сформировал новый союз — Народный союз за родину и свободу (НСЗРиС) и руководство которого находилось в Варшаве (хотя сам Савинков предпочёл проживать в Париже). Он пришёл к соглашению с украинским правительством в изгнании, а также группами казаков и белорусов, эмигрировавших в Польшу, о ведении совместных действий. Информационное бюро НСЗНиС располагало конспиративной агентурной сетью на советской территории; агенты поставляли сведения (которыми союз делился с польской военной разведкой) по военным,политическим и экономическим вопросам и подготавливали восстания против советского режима.
И снова ЧК удалось свести усилия Савинкова на нет… Но даже более успешным, чем операция «Синдикат»,было создание и использование ЧК-ГПУ-ОГПУ Монархического объединения Центральной России (МОЦР),более известного под своим названием «Трест». Двумя главными целями операции «Трест» были ведущие белоэмигрантские организации: берлинский Высший монархический совет (ВМС) и парижский Русский общевоинский союз (РОВС), возглавлявшийся Александром Кутеповым.
Операция началась порздней осенью 1921 года, когда Александр Якушев, офицер ЧК,представлявшийся советским торгпредом,отправился в Эстонию, чтобы связаться с тамошним представителем ВМС Юрием Арнтамоновым. Он ошеломил Артамонова рассказом сообщением о существовании подпольного,хорошо организованного монархического объединения,действующего на территории Советского Союза, — «Треста». ЧК воспользовалась Артамоновым, чтобы выйти на ВМС. В 1922 году Артамонов перебрался в Варшаву,став там представителем РОВС и таким образом обеспечив канал связи с генералом Кутеповым… «Трест» использовали, чтобы убедить эмигрантов, что насильственные де5йствия на территории Советского Союза пойдут делу монархизма только во вред.Эмигрантов уверили, что лучший способ достичь цели — это позволить «Тресту» без шума продолжить подрывеую деятельность против советского режима… «Трест» также выкачивал денежные средства из белоэмигрантских фондов, которые в противном случае могли пойти на финансирование реальных мятежей.И наконец, с его помощью выявляли и заманивали в ловушки оставшихся членов антисоветского подполья. Убедительно пишет Ричелсон.

Итак, компрометация идеи Новороссии в глазах монархических европейских кругов, перекрытие вероятных финансовых вливаний в ЛНР и ДНР были возможными целями похитителей.
Компрометация всей монархической идеи накануне вероятного внесения изменений в действующую Конституцию РФ и выборов 2018 года.
Проведённое предварительное расследование установило, что Великий Князь подписал согласие на добровольное лечение в психиатрической больнице,но никаких сведений об отречении его от прав на российский престол пока нет.
Параллельное государство и его российская агентура. Это и есть организаторы похищения Великого Князя.

Из книги «Качели» Кургиняна.

Второй, чуть более сложный, но не окончательный смысл в том, что воюют между собой не просто демпартийные и республиканские ставленники в спецслужбах. В рассматриваемую войну вовлечена очень определенная группа внутри прореспубликанской спецелужбистской элиты.

Мы уже обратили внимание на то, как яростно атакует «мини-2» и ее рупор left.ru Ф.Эрмарта и Р.Гейтса.

Мы обратили внимание также на то, что над этим «мини-2» есть БОНИ, а в БОНИ — такой уважаемый человек, как староста Синодального Собора Знамения Божьей Матери в Нью-Йорке, подчиненного РПЦЗ, князь В.Голицын.

Мы также подчеркнули, что В.Голицын — достойный представитель «русской группы» внутри американской элиты. То есть и аристократ, сохранивший в себе «русское чувство», и патриот США.

При этом В.Голицын просто не может не быть интегрирован в весьма влиятельную белоэмигрантско-монархическую диаспору в США. Как ему не быть интегрированным? Но если он в нее интегрирован, то он интегрирован в нее как в целое. А она как целое включает в себя и родственные круги в Европе. Это очень сложный вопрос. Как построены эти круги, как живут и трансформируются внутри них межгрупповые конфликты, несущие на себе отпечаток еще досоветской русской истории?

Просто для того, чтобы поверхностно ввести читателя в подобные смыслы и одновременно не изменить хроникальной природе изложения, я приведу некие высказывания, появившиеся неслучайным образом именно в интересующий нас период.

Я имею в виду статью К.Бенедиктова «Проект «Виндзор» в № 16 журнала «Смысл» за 2007 год. Сразу отметим, что этот номер был своего рода «знаковым».

В любом случае статья Бенедиктова посвящена возможности учреждения в России конституционной монархии. Скажут: «Подумаешь! Кто только об этом не говорит?» Извините, тут важно, кто именно и что говорит. А также когда и в каком контексте.

Привожу высказывание К.Бенедиктова:

«Создается впечатление, что по крайней мере для некоторых групп элит такой вариант (учреждение конституционной монархии. — С.К.) был бы предпочтительнее неустойчивой полупрезидентской системы. (…) Если проект установления в России конституционной монархии существует, то кандидатура принца Майкла Кентского, несомненно, рассматривается в качестве одной из приоритетных».

Принц Майкл Кентский — внучатый племянник Николая II, патрон Российско-Британской торговой палаты и вообще своего рода главный эмиссар Виндзорской династии на российском направлении. В списке кандидатов на российский престол он возникает не в первый раз.

Отметим, что еще в 1996 году британский писатель Фредерик Форсайт написал роман «Икона». В нем сотрудник ЦРУ по фамилии Монк (то есть монах; интересно, какого ордена?) с ведома правительств США и Великобритании предотвращает приход к власти в России фашистских сил. И для стабилизации положения в России учреждается конституционная монархия во главе с неназванным принцем из дома Виндзоров. Биографические и генеалогические сведения о данном принце в изложении Форсайта как-то поразительно совпали с аналогичными данными о Майкле Кентском.

Мало ли сколько написано детективных романов! Я вот тоже являюсь неявным героем каких-то полудетективных описаний. А потому — с возражением «мало ли сколько» согласен! Согласен, что само по себе это ничего не значит. Чуть больший смысл в этом возникает, когда знакомишься с биографией Форсайта и узнаешь, что это не просто автор детективных романов с фактурой, относящейся к разряду «неподударного историзма». То есть такого историзма, который нельзя обвинить в клевете. Начнешь обвинять — автор скажет: «Да это художественный вымысел, помилуйте!»

Но откуда фактура? Это выясняется, когда обнаруживаешь, что Форсайт выступает в роли ответственного апологета (у нас это называется — пиар) по отношению к «частным военным компаниям». Его роман «Псы войны», вышедший еще в 1970-х годах, фактически можно назвать рекламным литературным роликом, пропагандирующим наемничество как вид деятельности. Одновременно Форсайт является близким другом (а в каком-то смысле и партнером) Тима Спайсера. Того самого легендарного владельца компании Aegis, одной из крупнейших частных военных компаний мира, которого мы уже обсуждали выше.

А поняв это, стоит присмотреться к неслучайному роману «Икона».

Если Майкл Кентский то ли не хочет занимать российский престол, то ли хочет, но глубоко прячет свои желания, зачем писать эту большую статью? А главное — что имелось в виду под «некоторыми группами элит», для которых вариант с учреждением конституционной монархии был бы приемлемым? Бенедиктов ведь намекает на нечто очень конкретное.

Отметим, что сам Майкл Кентский действительно всячески отказывался комментировать монархическую тему применительно к России. Вот, например, что он говорил в интервью журналу «Итоги» от 6 августа 2007 года:

«Когда же меня спрашивают о монархии, я, конечно, поддерживаю ее в Великобритании, но вот что касается России, то думаю, что не вправе выступать с комментариями на эту тему, а предоставляю это право исключительно российскому народу».

Если лицо ранга Майкла Кентского само говорит, что не будет комментировать монархическую тему применительно к России, то зачем его почти насильно на престол сажать? Тем более, что такая «посадка на престол» происходит в момент обострения российской клановой коллизии?

А еще отметим, что осенью 2007 года принц Майкл Кентский побывал в России. Одним из мероприятий, в котором он принял участие, было празднование 860-летнего юбилея Москвы 1–2 сентября 2007 года.

4 сентября принц Майкл посетил презентацию конкурса-фестиваля «Императорские сады России» в Санкт-Петербурге.

А вот 5 сентября…

5 сентября принц Майкл посетил морской торговый порт в городе Приморск Ленинградской области. Данный порт известен своим нефтеналивным терминалом, контролируемым компанией «Транснефть». В ходе своего визита Майкл Кентский выразил благодарность губернатору Ленинградской области В.Сердюкову и тогдашнему президенту «Транснефти» С.Вайнштоку за возможность посетить данный терминал.

Здесь стоит указать, что через шесть дней — 11 сентября — глава «Траснефти» С.Вайншток будет снят со своего поста и переведен на должность президента Олимпийской госкорпорации.

Процесс этого перемещения с одного поста на другой был для Вайнштока, мягко скажем, не безболезненным. О накале борьбы вокруг Вайнштока и его поста говорит факт появления в Интернете в течение августа 2007 года различного рода специфических статей — вроде статьи некоего Алексея Девятова на сайте «Новый коготь» и анонимной статьи «Криминальная империя Вайнштока», распространенной по форумам сразу нескольких интернет-сайтов.

Главным содержанием этих материалов компрометационного характера были якобы имеющие место коррупционные отношения между С.Вайнштоком и главой ФСКН В.Черкесовым. Что буквально следует из заголовка статьи Девятова — «Каким бизнесом занят Виктор Черкесов».

Я вовсе не хочу сказать, что отношения Вайнштока и Черкесова реально имели место, а просто фиксирую наличие в интернет-пространстве специфических высказываний на тему об их существовании. А также очень неслучайную временную приуроченность этих анонимных и полуанонимных высказываний. Взявшись за анализ всего этого спутанного клубка сплетен, фактов, компрометации, я раз и навсегда оговорил для себя определенные нормы профессиональной этики. Я их очень подробно описал в начале книги.

Эти нормы должны постоянно применяться ко всем рассматриваемым мною конкретным лицам. Что там сплетни Девятова! Если бы мне показали материалы из разряда несопоставимо более доказательных, я все равно бы сказал, что любой такой материал можно подделать. Я сказал бы это вне зависимости от того, кого бы касались подобные материалы.

Но сплетню-то, в отличие от таких материалов, подделать нельзя! Сплетня тем и интересна для исследователя, что она, по своему внутреннему смыслу и факту появления, абсолютно доказательна. Тогда-то там-то такой-то сочинитель сооружает такую-то сплетню и распространяет ее таким-то образом. Вот вам явление, которое можно пощупать руками. А дальше разбирайтесь — зачем. Называйте это не «сплетня», а «элемент информационной войны». Девятовский материал — это тщательно простроенная профессиональная конструкция, приуроченная к значимому событию… И т. д., и т. п. Это элемент игры! Игры, понимаете? Игре абсолютно наплевать на моральный облик и другие качества тех политических фигур, в чей дом она пришла.

Сидит человек дома, пьет чай, ведет душевный разговор. Игра приходит, садится рядом и говорит: «Ты мне нужен!» Можно, конечно, ответить: «А ты мне нет». Она пожмет плечами — и не уйдет. Дунет, плюнет, свистнет. И вдруг окажется, что это не дом, а Качели. Участники Игры, повторяю, могут быть совершенно не в курсе того, что рядом с их вполне земной и конкретной деятельностью скручивается и раскручивается клубок.

Кургинян Сергей. Качели. Конфликт элит — или развал России?
http://e-libra.ru/read/369440-kacheli-konflikt-elit-ili-razval-rossii.html

А именно — о соблазне фашистской евроинтеграции. В нашей стране существуют определённого рода деятели с фашистским/нацистским/гностическим бэкграундом, которые призывают к союзу с европейскими крайне правыми силами, которых иногда называют ультраконсерваторы и так далее. Это — эвфемизмы, скрывающие за собой истинное наименование — неофашистские (опять же, в разной степени профашистскости и т.п.).

Одним из таких деятелей — А. Дугин. К примеру, в одной из своих последних передач, посвящённых т.н. Brexit, он утверждает следующее:

«Но теперь, видимо, евроскептические настроения будут использовать крайне правые из «Золотой Зари», так как крайне левые из СИРИЗА утратили доверие, согласившись на компромисс. Правые переживают Брексит как свою собственную победу. В Австрии это Партия свободы, в Германии – «Альтернатива для Германии», в Италии – «Лига Севера». И правильно делают: это и есть их победа, подтверждение их анализа и новый аргумент для роста.

Однако порадовавшись с нашими консервативными союзниками в Европе – а они-то и являются действительно нашими естественными союзниками – попробуем рассмотреть ситуацию более холодно. Ведь Европа без Англии – это внезапно открывшийся исторический шанс».

Жирным выделено главное — «естественными нашими союзниками» Дугин считает европейских про- и неофашистов. Но в чём же цель союза? А вот в чём:

«Если франко-германская Европа будет создаваться не под эгидой США и при участии их британского вассала, то все игры в санитарный кордон из марионеточных карликовых режимов Восточной Европы будут закончены. Ведь создать подлинную Европу невозможно создать без Великой России. Когда Путин говорит о Великой Европе от Лиссабона до Владивостока, и когда несколько ранее о Великой Европейской Империи от Владивостока до Дублина говорил бельгийский геополитик Жан Тириар, Англию в это единое пространство никто не включал. Более того, если в нем есть Англия, то нет континентальной Европы. И вот теперь нет Англии. Значит есть шанс».

«Значит есть шанс»! Вот оно то, что называется соблазном фашистской евроинтеграции. Шанс есть! Давайте! Действуйте!

Так кто-нибудь действительно удивлён, что мемориальную табличку гитлеровскому союзнику Маннергейму в Ленинграде, который он когда-то вместе с Гитлером держал в страшной блокаде, открывали министр культуры РФ Мединский и глава президентской администрации С.Б. Иванов?

Между тем, этот дугинский «шанс» ничто иное, нежели такая же разводка, как и предложение по частям войти в Европу. Уже приходилось цитировать в связи предложением екатеринбургского белоленточника-сепаратиста Ф. Крашенинникова установить конституционную монархию в России место из книги С.Е. Кургиняна «Качели», где он говорит о романе Фредерика Форсайта «Икона» и некой статье под названием «проект Виндзор». Напоминаю, что в романе «Икона» «сотрудник ЦРУ по фамилии Монк (то есть монах; интересно, какого ордена?) с ведома правительств США и Великобритании предотвращает приход к власти в России фашистских сил. И для стабилизации положения в России учреждается конституционная монархия во главе с неназванным принцем из дома Виндзоров».

Понятно, как идёт игра? Классическая игра в две руки: одна подталкивает слиться в объятиях с европейскими неофашистами и реализовать, наконец, вожделенную мечту «Европы от Атлантики до Владивостока (Урала?)», другая же будет использовать любые сигналы о движении вправо, чтобы заявлять — вот он, диктатор, такой же как Муссолини! (пока…) Ату его, ату!
http://lavexav.livejournal.com/67149.html#comments

Раздумывая о причинах достаточно странной по накалу критики, с которой Кургинян обрушивается на карнавальную теорию М.М.Бахтина, пришёл к выводу,
что для поиска ответа необходим системный анализ генезиса теории золотого миллиарда и вглядывание в самые затемнённые каббалистические идеи.
Венецианскому и иллюминатскому характеру золотого миллиарда новейшей цивилизации каннибалов посвятил несколько текстов, которые просто загуглить и прочитать, часть из них есть на Прозе.
С каббалой сложнее. В настоящее время эта мистическая доктрина преподносится как наука, имеет разветвлённую и хорошо финансируемую структуру.
Тем не менее, готов отстаивать версию, что именно амбивалентная карнавальная стихия, которую открыл М.М.Бахтин, рушит и иллюминатскую вертикаль золотого миллиарда для воцарения мошиаха и скидывает, что называется, с пьедестала Адама Кадмона.
Адам Кадмон представляет собой анатомическую проекцию мирового дерева. Созданный по образу и подобию Бога, он позволяет последнему видеть свое отражение.

Параллельное государство и Исламское государство** в лице своего управления нацелены на решение этой же задачи, а именно на подготовку прихода антихриста или мошиаха.Безусловно, истинную цель знают немногие посвящённые.
Оккультная группа похитителей черепов вышла из древней цивилизации каннибалов, следы контрвласти которой находятся в Приорате Сиона, у венецианцев, иллюминатов, каббалистов, саббатианцев, суфиев бекташи, дёнме,розенкрейцеров, троцкистов, масонов,в орденском Чёрном драконе, элитных обществах типа «Череп и кости» и хасидов. Ваххабиты, эти «исламистские троцкисты» был сконструированы британской разведкой с использованием оккультных технологий алхимика и автора проекта «Зелёной империи» Джона Ди. О Ди пишет Майринк в романе «Ангел Западного окна». Исламское государство во многом создали современные СМИ, которые находятся под контролем Фининтерна. В эсхатологической идеологии террористов этого мистического государства значительную, если не ключевую роль играет «Иисус в жёлтых одеждах», который появится в Дамаске.
Источники Майринка были весьма ограничены: он воспользовался дневниками магистра, изданными в семнадцатом веке под названием: «Верное и правдивое сообщение о многолетних связях Джона Ди… с некоторыми духами». («A Frue and Faithful Relation of what passed for many Years between Dr. John Dee… and some Spirits, 1659). В 1909 году вышла биография Джона Ди, в которой весьма подробно разбирались его отношения с королевой Елизаветой, графом Лестером и знаменитым поэтом и денди того времени — Филиппом Сиднеем.Шекспир имел его в виду, когда создавал своего Просперо в «Буре» (French, Peter J. John Dee. The World of Elizabethan Magus, 1972).
«Ангел» — роман о розенкрейцерах, его можно причислить к таким книгам, как «Занони» Бульвер-Литтона или «Розарий Креста» Кингсли.
Бартлет Грин.Этот персонаж «Ангела Западного окна» являет собой иллюстрацию алхимического процесса. Его фамилия подчёркивает колорит «алхимической весны» — Грин (green — зелёный). В облике Грина отражаются аллюзии, символы, фрагменты герметических текстов: «Наше золото не имеет ничего общего с вульгарным золотом. Но ты спросил о зелени (viriditas). Мы ищем съеденные проказой минералы и металлы. И я должен сказать тебе, что именно эта зелень с помощью нашего магистерия превращается в истинное золото». (Rosarium Philosophorum, 1660, p. 11.)
На алхимическом языке «Ииисус в жёлтых одеждах» это «Иисус в золотых одеждах». Золото этих одежд получено в результате алхимической реакции.
Идеологи ИГ на своих информационных ресурсах, изготовленных по мнению экспертов с применением новейших технологий, поднимает тему “возвращения халифата”. Османский халифат, прекративший свое существование с созданием Турецкой республики в 1922-23 годах, возрождается по мнению пропагандистов террористов в лице Исламского государства.
Напомню, что в создании Турецкой республики и геноциде армян непосредственное участие приняла каббалистическая криптоуидейская секта дёмне. В современной Турции община дёмне связана с «Эргенеконом» и параллельным государством.Проживающий в США проповедник Гюлен это выходец из секты дёнме, костяк которой составляют турецкие евреи.
Шабтай провозгласил себя наместником Бога и даже самим Богом; так, он подписывался: «Я Господь ваш Бог Шабтай-Цеви». В 1666 году Шабтай в сопровождении четырёх раввинов продолжил путь в Константинополь. Султан Мехмед IV вместо того, чтобы дать Шабтаю аудиенцию, издал приказ арестовать Шабтая.В соответствии с пророческими письмами, которые рассылал Натан из Газы, Шабтай должен был без боя получить от султана трон за счёт своей святости и пения псалмов. Потом Натан предсказывал сложную череду событий (включая войны и несчастья), которая приводила к освобождению и спасению евреев и воскресению из мёртвых.Цви проходил обучение у лучших суфийских мастеров того времени.Султан пожаловал Шабтаю дополнительных жён для гарема, личного охранника, должность камергера и большое жалование.Напомню и то, что Шабтай Цви или Мехмет Эфенди был связан с суфийским орденом бекташи.
Шабтай Цви опирался на каббалу И. Лурии и Х. Виталя.
Идея отступничества мессии оказалась близка марранам, которые видели в этом оправдание во время преследования евреев в Испании в XV веке.
Саббатианское движение во второй половине XVIII века привело к распространению в Подолии и иных местах франкизма (по имени главы течения Якова Франка), также способствовало появлению хасидизма.
Саббатианцы верили в переселение душ, и особенно лидеры общин прослеживали в себе искры мессий прошлого.
Считается, что свой главный тайный ритуал гашения светильников саббатианцы переняли именно у турецких бекташей.
В чем же магистр Ди изменил Бафомету и кто такой Бафомет? Из документов по процессу тамплиеров известно, что это бог мужской инициации и противник Христа, хотя историки не нашли подтверждений тому и равно следов его культа в первых веках новой эры. Бафомет — патрон странствующих рыцарей, которому они посвящали своё оружие. С пятнадцатого века он стал, наряду с Трисмегистом и Св. Иаковом, одним из покровителей алхимии. Афанасий Кирхер приписывает ему египетское происхождение и считает, что имя составлено из трех «египетских» слов: «ба» — огонь, сульфур; «фо» — Меркурий, действо Исиды, концентрация; «мет» — ребис, неуязвимое существо. (Iversen E. The Myth of Egypt and its hieroglyph, 1950, p. 253.).

На процессе над тамплиерами им были предъявлены обвинения в пении «Yallah!» (Daraul, 1961), прямо отсылающие к мусульманству и к суфизму (Khan, 1974). Но именно обвинение в поклонении идолу по имени Бафомет породило большинство противоречий.После изучения наиболее вероятных взаимосвязей между тамплиерами, суфизмом и масонством можно вывести предварительное заключение, что вопрос Бафомета, возможно, содержал значительный элемент правды.
Кроули принял имя Бафомет, когда он объединился с Ordo Templi Orientis (орден Восточного Храма, или O.T.O.).Много историков утверждали, что имя Бафомет на старофранцузском языке означает Магомет.Питер Партнер (Peter Partner) обнаружил балладу французского трубадура начала 13 века и перевел ее на английский. Из этой баллады видно, что «Bafometz» уже был в оригинальной французской версии. Если Идрис Шах прав в своих утверждениях относительно влияний суфизма на трубадуров, то мы имеем возможное доказательство связи между суфизмом и Бафометом.Что касается тамплиеров и суфизма,то были зарегистрированы многочисленные контакты между тамплиерами и сторонниками суфизма не только на Ближнем Востоке, но имелись такие возможности для контактов в Европе.Франция граничит с Испанией, а в ходе Крестовых походов суфизм процветал в мусульманской части Испании и повлиял на ранних евреев и других мистиков с обеих сторон границы. В десятом веке жил суфийский мученик Хусейн ибн Мансур Аль-Халлай (Husayn ibn Mansur al-Hallaj). Хусейн был заключен в тюрьму, где от него добивались описаний его мистического союза с Богом. Осуждённый после девяти лет тюремного заключения, Халлай был четвертован, а его тело кремировалось.Различные суфистские секты имеют ритуалы, празднующие смерть Халлайа, также Халлай стал моделью для символа «Hiram Abiff» в главном ритуале инициации масонов. Идрис Шах процитировал причину о взаимосвязи Халлайа с «Hiram Abiff» и суфистов, известную как «создатели проекта» (это те, кто построил мечеть Al Aqsa (Скальный купол) в Иерусалиме, который впоследствии станет домом тамплиеров).Некоторые из тамплиеров были участниками суфийских обрядов, но обвинение, что тамплиеры «поклонялись голове, по имени Бафомет имело основанием празднование смерти суфийского мученика, чья голова стала идолом и кому дали прозвище abufihamet.
http://www.beauseant.ru/bafomet-naideno-reshenie-tainy

Хирам был главным архитектором Храма царя Соломона. Е.П.Блаватская в «Теософском словаре» считает Бафомет герметико-каббалистическим символом.

Мною была выдвинута концепция связи проектов Великой Албании, Третьей Хазарии и Исламского государства, которая могла вызвать недоверие.
Хотя,казалось бы, очевидна схожесть каббалистических истоков албанских суфиев бекташи и халифатских мистиков. Необходимо вспомнить, что вышедшие из Приората Сиона тамплиеры, которые создали первую банковскую систему, прониклись исламской идеологией во время контактов с террористической орденской организацией ассасинов. Считается даже, что на тамплиерской печати изображены скачущие на одной лошади тамплиер и ассасин.

Информагентства сообщают.

На Балканах укрепляется международный терроризм. Речь идёт уже не о локально действующих разрозненных группах, а о террористической трансграничной сети с разветвлённой структурой, единым командованием и самым современным техническим оснащением. Масштабных террористических актов можно ожидать в любое время и в любой точке Балканского полуострова.
Основная угроза исходит от связки международного терроризма и местных этнических албанских структур. Очередным подтверждением этого стала информация о предотвращении целой серии террористических актов, организованных «Исламским государством» (организация запрещена в России) и готовившихся одновременно в различных районах Балкан. Согласно информации местных правоохранительных органов, уже арестовавших около 20 человек в Албании, Македонии и «Республике Косово», один из терактов должен был быть устроен во время недавнего футбольного матча Албания — Израиль.
Координировали действия трансграничной структуры, ответственной за проведение данного теракта, два гражданина Албании, имеющие опыт войны в Сирии на стороне ИГ. Угроза была настольно серьёзной, что организаторы матча, действовавшие в тесной координации с международными футбольными властями, пошли на экстренный перенос места проведения встречи из Шкодера в Эльбасан.
Мишенями балканских террористов, тесно связанных с ИГ, являются не только израильские футболисты. По данным местных СМИ, в последнее время правоохранительные органы получают информацию о том, что под прицелом находятся экономические объекты, места массовых скоплений граждан и отдельные политики Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Македонии. А приближение новогодних каникул и рождественских праздников вызывает ещё большую напряжённость.
Почву для укоренения на Балканах международных террористических структур создаёт, как и повсюду в Европе, острота миграционной проблемы. Согласно данным Евросоюза, по «балканскому маршруту» (Греция — Македония — Сербия — Хорватия — Словения) в Европу прибывают до 80% беженцев. В одну только Германию за 2015 году по этому маршруту прибыли приблизительно 800 тысяч беженцев, из которых власти страны смогли (или захотели) трудоустроить лишь около 100 тысяч человек.

Одновременно всё новые тысячи беженцев и нелегальных мигрантов (среди которых, как можно предположить, есть связанные с ИГ и другими террористическими организациями) переполняют лагеря в балканских странах, которые, между прочим, до сих пор не решили проблему собственных беженцев, появившихся со времён распада Югославии.

В таких условиях вопрос о координации международных усилий в борьбе с терроризмом и его региональными аффилированными структурами приобретает большую остроту. Из всех ведущих стран мира Россия имеет, пожалуй, наиболее богатый опыт контртеррористической борьбы в самых различных ситуациях, и этот опыт всё более востребован.
Источник: http://rusnext.ru/news/1480036688

Врезка. Известный художник и литератор Жан Кокто являлся Великим Магистром Сионской Общины, древнего ордена, призванного привести в мир единого царя.
Кокто писал в стиле Протоколов сионских мудрецом (ПСМ): «Несколько членов от семени Давидова будут готовить царей и их наследников,выбирая не по наследственному праву, а по выдающимся способностям, посвящая их в сокровенные тайны политики, в планы управления с тем, однако, чтобы никто не видел этих тайн… Опора человечества в лице Всемирного Владыки от святого семени Давида должна приносить в жертву своему народу все личные влечения».
Золотой грифон — герб Сионской Общины.Он означает «Лев — царь зверей, орел — царь птиц, а над людьми будем царствовать мы при помощи золота».
Если перевести эти слова в терминологию Любавичских хасидов (Хабад), то речь идет о явлении машиаха. Седьмой глава хасидов Менахем-Мендл Шнеерсон уверял:
«Мы водим народы от одного разочарования к другому для того, чтобы они от нас отказались в пользу того царя-деспота сионской крови, которого мы готовим для мира» (Пр.3-15).
«… в эти дни, когда «Все царства мира восстанут друг на друга», мы должны знать и верить, что война между царствами народов мира не коснется, избави Бог,евреев»… Есть такое учение. И оно утверждает, что к желанной цели — приходу машиаха — приближают именно катастрофы».
Да, от Протоколов сионских мудрецов никуда не денешься:»Мы вынудим гоев предложить нам международную власть и образовать Сверхправительство» (Пр.5-13).
«Мы не можем не покорить все народы» (пр.5-13). «Тогда гои преклонятся перед нами» (Пр.6-4).
«Мы не дадим гоям покоя, пока они не признают нашего Сверхправительства открыто с покорностью» (пр.9-4).
«Мы будем владыками мира в лице нашего всемирного царя» (Пр.12-4).
Ю.Воробьевский «Черный снег на белом поле».

По мнению французского исследователя Жан-Люка Шомея, высшие градусы масонов Шотландского обряда соответствуют низшим ступеням некоей организации, чаще всего называемой «Сионская Община». На нее в монументальном труде о крестовых походах намекает и историк Рене Груссе. О ней же говорят так называемые «Секретные Досье» — папка с документами и публикациями, хранящаяся в Национальной библиотеке Франции. Из «досье» следует: Сионская Община была создана в 1090 году, то есть за девять лет до взятия Иерусалима. И основал ее Годфруа Бульонский. В то время он жил в своих владениях в Шампани, как раз там, где находилась каббалистическая школа Раши…

И еще одна интересная деталь. На нее обращают внимание авторы «Священной загадки»: «Ж.-Л. Шомей настойчиво говорит о древности Сионской Общины и о различии ее членов, цели которых состояли не только в том, чтобы восстановить династию Меровингов. Именно поэтому, настаивает он (и это очень любопытно), не все члены Сионской Общины являются евреями. Не естественно ли в таком случае предположить, что таковых было много, если не большинство?».

Этот «черный папа» всемирного франкмасонства, хранитель головы Бафомета в Чарльстоуне, заявлял: «Для полного торжества масонства понадобятся три мировые войны; в третьей из них будет уничтожен мусульманский мир, после чего МЫ СПРОВОЦИРУЕМ ГИГАНТСКОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ПОТРЯСЕНИЕ, УЖАСЫ КОТОРОГО ПОКАЖУТ ВСЕМ ГИБЕЛЬНОСТЬ БЕЗВЕРИЯ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ МЕНЬШИНСТВО БУДЕТ УНИЧТОЖЕНО, А РАЗОЧАРОВАВШЕЕСЯ В ХРИСТИАНСТВЕ БОЛЬШИНСТВО… ПОЛУЧИТ ОТ НАС ИСТИННЫЙ СВЕТ УЧЕНИЯ ЛЮЦИФЕРА…». Поистине диавольский сценарий. Впрочем, так оно и есть. Из биографической литературы мы узнаем, что Пайк принадлежал к числу тех, кого, как и создателей каббалы, посещали «тайные видения». Эти видения и надиктовали такой долгосрочный план действий, который до конца доступен только пониманию бессмертных существ.

Когда же «большинство получит истинный свет», тогда и востребуется надполитическая идея наследственной власти в Европе и мiре. Идея, якобы освященная именем Самого Христа. И воплощенная в родах герцогов Лотарингских, Сент-Клеров и прочих потомков Годфруа Бульонского [55] . Похоже, об их особой миссии кто-то действительно помнил веками.
Ю.Воробьевский «Шаг змеи».

Прежде всего отметим то, что уже установлено исследовательским путем: ПСМ существовали задолго до начала “дела Дрейфуса” (1894) и до публикации Степанова (1895), цитировались по-немецки Герцлем (1897).
Авторы вышедшей в Лондоне в 1982 году книги “Кровь и Святой Грааль” Майкл Байджент, Ричард Лей и Генри Линкольн; утверждают, что знаменитый Папюс, он же Жерве Д’Анкосс (1860—1916), в молодости видел в Париже в 1884 году экземпляр “Протоколов” в руках одного из членов еврейской масонской ложи “Мемфис—Мизраим”. Позже Папюс стал великим магистром этой же ложи, крупным философом-эзотеристом, автором книг по магии и гаданию, издателем журнала “Посвящение”.
ПСМ, скорее всего, и были созданы в недрах этой ложи, претендовавшей на лидерство в еврействе и в масонстве. Они подписаны масонами 33-й степени этой ложи: “подписали Сионские представители 33 [-й степени]”. В книге Нилуса определенно говорится о том, что ПСМ подписаны членами этой же ложи, которые в заглавии названы “Сионскими мудрецами”.
Немного об истории этой ложи. “Мизраим” основана в Венеции в 1788 году группой социал-антитринитариев, получивших патент от Калиостро. “Мизраимцы” считают себя наследниками тамплиеров, первых европейских масонов, и конечно, полагают, что придерживаются самого древнего мистического ритуала на Земле—ритуала Хирама Абиффа. Во Франции ложу “Мизраим” основал авиньонский купец Мишель Беддарид (1810—1813), связанный с карбонариями. Итальянский революционер-карбонарий Гаррибальди был великим магистром этой ложи, а до него—Мадзини, а после Гаррибальди—Теодор Ройс (ум. 1878).
Нью-йоркская ложа “Бнай-Брит”, основанная в 1843 году, исповедовала ритуал “Мизраим”. Рассказывают, что Мизраим якобы был сыном Хама, внуком Ноя. Он некогда пришел в Древний Египет, завладел страной, дал ей свое имя, основал тайные культы богов Озириса, Изиды и Тифона, прообразы масонских культов.

Ложа претендовала на руководство всеми масонскими ложами.
Система же “Мемфис” впервые появляется в Брюсселе в 1838 году как мистериальная ложа Озириса. Насчитывающая 99 степеней, она во всем согласна с “Мизраимом”. В 1875 году “Мемфис” слился с “Мизраимом” и получил двойное название. В это же время происходит образование союза лож с “Мемфис-Мизраим” во главе под названием “Восточный Орден Храма” или ОТО, т. е. “Ordo Templi Orientis”. В 1929 году в него входили 18 лож, в том числе Ордена Мальтийских рыцарей, Тамплиеров и Иллюминатов.
http://begunov.spb.ru/index.php?id=216&option=com_content&task=view
Конец врезки.

Итак.«Египетский» ритуал учредил граф Калиостро, присвоивший себе титул Великого Копта. Связанная с ним история «ожерелья королевы»», изложенная Дюма в «Трёх мушкетёрах», была спецоперацией при подготовке Французской революции.
Первым главой объединённого ордена, его Великим Иерофантом, стал знаменитый революционер Джузеппе Гарибальди. К «египтянам» относился и Алистер Кроули, связанный со всеми мятежами своего времени. В 1918 году британский оккультист Алистер Кроули написал посвященное абсенту и эстетике эссе под названием «Абсент. Зелёная богиня». Он в нём обрушился на трезвенное движение.
Напомню, что вступая в O.T.O., Алистер Кроули принимает имя «брат Бафомет».

Кургиняна, скорее всего, могло особенно раздражать то обстоятельство, что карнавальное мировосприятие сформировалось именно в Венеции, которая является историческим центром захватнической деятельности венецианцев.
О венециации пишет исследователь Фурсов.
Но надо сказать, что не только Кургинян обрушивается с критикой на карнавальную теорию М.М.Бахтина.

Цитата.
Все-таки правоверные защитники советского марксизма всю эту «карнавализацию» отвергали с позиций односторонней официальной серьезности — см. хотя бы выступления некоторых оппонентов на бахтинской защите в ИМЛИ 15 ноября 1946 года. Или язвительное замечание А.И.Ревякина, с которым согласны и некоторые современные ученые, о том, что «преувеличение влияния «Менипповых сатир» на Достоевского … совершенно очевидно. Всему творчеству Достоевского задают тон не мениппея более чем двухтысячелетней давности, а окружавшая его петербургская, капиталистическая действительность».
У советских ортодоксов были основания опасаться и полифонизма-диалогизма, и теории карнавала, ведь именно в конце 60-х годов Юлия Кристева, по-своему перетолковывая учение Бахтина о карнавальной культуре, пыталась развить «трагическую — смертоносную, циническую, революционную (в смысле диалектической трансформации) — сторону карнавала».
Ту же опасность, связанную с философско-культурологическим оправданием насилия, видит в книге Бахтина о Рабле и Михаил Рыклин, только он трактует ее не как «библию» западных бунтарей, а как «закодированную травму представителя русской интеллигенции», пытавшегося в условиях сталинского террора 30-х годов создать некий «автотерапевтический текст» для «разыгрывания и изживания этого неизбежного травматиз ма». Найдя это фрейдистско-юнгиангское оправдание тексту ученого, критик все-таки не может простить Бахтину то, что он, по мнению Рыклина, создает «идеальный и нетленный образ народности», подменяя им «катастрофу реального народа», жалким и страшным образом капитулировавшего перед сталинским террором.
Пожалуй, наиболее сокрушительной критике подверг Бахтина А.Ф.Лосев в своей фундаментальной и глубоко полемической работе «Эстетика Возрождения» 12. Правда, философ лишь раз ссылается на коллегу, не цитирует его, возможно, из этических соображений — бывший политзэк не хочет «позорить» бывшего ссыльного. Но подтекст и прямой смысл заявлений А.Ф.Лосева ясны: «Если вам угодно считать такой реализм передовым, пожалуйста, считайте», но для философа смех Рабле — «вполне сатанинский смех. И реализм Рабле в этом смысле есть сатанизм», ибо этот писатель воплощает в своем творчестве худшие стороны Возрождения — «безыдейную телесность» и различные «пакости» самого низменного свойства. Это резкая критика Рабле и Бахтина с позиций христианства. Но парадоксально то, что два, казалось бы, непримиримых оппонента, Бахтин и Лосев, сходятся в одинаково благожелательном подходе к работе Л.Е.Пинского «Смех Рабле»! При этом совпадают даже цитаты из Пинского, оба исследователя хвалят его за верное понимание «многозначности» раблезианского смеха. Источником разногласий между Бахтиным и Лосевым, очевидно, остается принципиальная разность установок: первый — «язычник» и лишь во вторую очередь христианин, второй — христианин, принимающий языческую культуру лишь в «облагороженных» формах. В 1960 году Бахтин выразил желание «расширить и углубить» свою работу о Рабле14, что он, очевидно, и сделал, готовя рукопись к изданию 1965 года. Но вряд ли ученый принял бы лосевскую критику.
Серьезным недостатком книги М.Бахтина о Рабле я считаю то, что исследователь, сконцентрировавшись на «продуктивных» аспектах смеха, забыл показать отрицательные его стороны, не до конца раскрыл сложную смеховую диалектику, гротескно связывающую преодоление отчуждения с усилением его, светлое начало с темным. Особенно характерно в этом смысле рассуждение о «карнавальном» сознании и «карнавальной» практике Ивана Грозного и Петра I из третьей главы в книге о Рабле, где эти два кровавых деспота представлены как передовые борцы с русской косностью, а жесточайшая опричнина подается лишь как модифицированный вариант «народно-праздничных площадных форм» (!). Вот к этим двум страницам злая критика М.К.Рыклина вполне приложима. Бахтин здесь смыкается с С.М.Эйзенштейном, о чем пишет и Вяч.Вс.Иванов в упомянутой статье, но пишет без каких-либо критических замечаний. Но ведь смех народно-праздничный настолько богат, сложен и насыщен амбивалентной мифологической символикой, что он внутри себя содержит и свое собственное отрицание (свою «смерть»), что периодически проявляется в истории смеховой культуры. Достаточно напомнить о таких видах «карнавала», как дионисийские мистерии с их разгулом дикого безумного смеха и кровавыми жертвами, римские бои гладиаторов и празднества римских императоров, культуру Третьего Рейха и пр.
http://nevmenandr.net/dkx/?y=1996&n=4&abs=Vakhrushev

Игра для Кургиняна имеет сакральное и совершенно исключительное значение. Он никоим образом не примеряет игровую теорию к карнавальному мировосприятию М.М.Бахтина.
Но смеховое и игровые начала во многом тождественны. Футбольные поединки предоставляют широчайшее поле для карнавализации. Могу это смело утверждать как футболист.
Цитата. Мне представляется, что «»собирание» образа Бахтина», о котором ярко и пафосно пишет К.Г.Исупов, осознание «мировоззренческой универсальности» бахтинского «лика» невозможно без дальнейшей разработки таких фундаментальных категорий культуры, как «отчуждение» и «игра». Взаимодействие принципов «игры» и «отчуждения» поможет уточнить характер «диалога» между смехом и высокой серьезностью в сфере Духа, и это расширит поле применения бахтинской теории.
http://nevmenandr.net/dkx/?y=1996&n=4&abs=Vakhrushev

Особое значение для теории романа имеют работы выдающегося литературоведа и лингвиста М. М. Бахтина.
Одна из его главных книг посвящена Достоевскому.

Итак. М. М. Бахтин. Проблемы поэтики Достоевского. М., «Советский писатель», 1963 (4-я глава посвящена вопросу о жанре); его же: диссертация «Франсуа Рабле и народная культура средневековья» (архив ИМЛИ).

В.В.Кожинов пишет.
Несмотря на все достижения романа до Толстого и Достоевского, никого из романистов XVIII — XIX веков все же нельзя поставить в ряд с высочайшими вершинами предшествующей поэзии — в ряд с Гомером или Шекспиром. Между тем Толстой и Достоевский явились, бесспорно, Гомером и Шекспиром литературы, художественной прозы.
И в самом деле, творчество Толстого и Достоевского опрокинуло идущее от Гегеля понятие о романе и самый прогноз упадка искусства. Искусство вдруг предстало в полной силе и расцвете, в державной мощи.
Одна из существеннейших сторон новаторства Толстого и Достоевского заключается в том, что в их романах открыто и глубоко утвердилась специфическая форма этого жанра, которая предстает как слияние, синтез речи первого и третьего лица в повествовании. Как уже говорилось, определенное двуголосие всегда существует в романной прозе: оно выступает, например, и у Кеведо, и, по-иному, у Прево, и, особенно, у Диккенса. Но лишь в несобственно-прямой речи толстовских «внутренних монологов», раскрывающих «диалектику души», и в принципиально «диалогической» прозе Достоевского это свойство стало подлинной и очевидной основой словесного искусства.
Мы уже охарактеризовали это явление в предшествующей главе «О природе художественной речи в прозе». Сейчас важно обратить внимание на содержательность этой формы романа, которая типична не только для Толстого и Достоевского, но — в еще более явном выражении — для крупнейших романистов XX века. В этой форме повествования непосредственно воплощается едва ли не главное художественное открытие Толстого и Достоевского — способность в повседневных, будничных, и, с другой стороны, глубоко личных, даже интимных движениях и переживаниях человека отразить грандиозный, всеобщий, всемирный смысл.
Герои Достоевского в своих двуголосых, «внутренне диалогических» монологах нередко «спорят» не только с другими героями, но и с целым миром; ответные «реплики» мира вторгаются в речь героя. Об этом говорит в своей уже цитированной книге о Достоевском М. М. Бахтин. Он показывает, что слово героя Достоевского о мире «и открыто и скрыто полемично; притом оно полемизирует не только с другими людьми… но и с самим предметом своего мышления — с миром и его строем. И в слове о мире также звучат… как бы два голоса… Слово его о мире, как и слово о себе, глубоко диалогично. Мировому строю, даже механической необходимости природы, он бросает живой упрек, как если бы он говорил не о мире, а с миром» (цит. изд., стр. 186 — 187). Вполне понятно, что принципиальное двуголосие речевой формы выступает здесь как необходимая реальность взаимопроникновения личного и всеобщего, человека и целого мира, вселенной. В этой форме, созданной Достоевским, отдельный и совершенно «обыкновенный» человек в его повседневных переживаниях может выступить и выступает как прямой представитель целого человечества.
Форма, созданная Достоевским, стала достоянием мировой литературы. Так, в одном из крупнейших произведений современной западной литературы — романе Фолкнера «Особняк» — мы на первых же страницах обнаружим этот же способ повествования. Герой романа, Минк Сноупс, размышляет о мировом порядке (или, точнее, переживает его), и его внутренний монолог предстает как живое обращение к «Ним» — неведомым силам, управляющим миром, как диалог с «Ними».
Но пора перейти к современному состоянию романа. Уже говорилось, что к концу XIX века западный роман переживает тяжелый кризис. И французский критик Вогюэ прозорливо пишет в это время в своей книге «Русский роман»: «Я убежден, что воздействие великих русских писателей будет спасительным для нашего истощенного искусства» 1. В самом деле, русский роман вдохновил и даже непосредственно оплодотворил возрождение западноевропейского романа в XX веке. Об этом со всей ясностью и благодарностью неоднократно говорили Томас Манн, Роллан, Гамсун, Голсуорси, Франс, Мартен дю Гар, Фолкнер и другие крупнейшие романисты века.
1 Е.-М. Vog;;. Le roman russe. 4 ed. Paris, 1897, p. LIII.
http://www.studfiles.ru/preview/460745/page:15

… Интересное дело: стоит только добавить к разным словам приставку «нео», и она, эта приставка, как бы нивелирует смысл этих слов. Сильно ли отличаются, например, американские неолибералы от неоконсерваторов? «свирепые неоконсерваторы, контролирующие внешнюю политику США, по преимуществу являются евреями, причем многие из них воспитаны на идеологии троцкизма, замечает Майкл Линд из New Statesman. Он предлагает и объяснение: «Существует особая троцкистская политическая культура, и мы можем наблюдать ее остаточное влияние даже на тех индивидов, которые отреклись от троцкизма или никогда не были троцкистами, но унаследовали эту политическую культуру от родителей или наставников. Необычная агрессивность во внешней политике в сочетании с желанием экспортировать революцию (сперва это была социалистическая революция, а потом, среди троцкистов, перекинувшихся к либеральному центру или правым, приобрела популярность глобальная демократическая революция)»…

Отступление. Откровения Раковского.

Итак, самые разные, казалось бы, направления радикальной политики имеют общую природу. Разница между ними теперь не больше, чем прежде — между «Молодой Македонией» или «Молодой Италией». Помните? Все они были под одним контролем. Чьим? Даже не Мадзини. Даже не Пальмерстона. А — Ротшильда и его денег.

Итак, этот видный троцкист изрекал: «Международная природа денег хороша известна. Из этого факта вытекает, что организация, которая ими обладает и аккумулирует их,является международной организацией.Финансы по своей природе, как самоцель, как Финансовый Интернационал, отрицают и не признают ничего национального.Финансы не признают отдельное государство, поэтому финансы по отношению к государству анархичны. Финансы бы были абсолютно анархичны, если бы не действовали через это же самое государство. Государство — это власть. А деньги — это конкретная власть.
Финансист — такой же интернационалист, как и коммунист. И финансист, и коммунист борются с национальным, буржуазным государством и побеждают его. марксисты превращают его в коммунистическое государство. Финансисты не превращают его ни в чего, но ведут себя как международные спекулянты, анархисты. Как вы видите, в этом отрицании национального государства — сходство между коммунистами и финансистами и, соответственно, сходство между Финансовым и Коммунистическим Интернационалом…
А ведь раньше менялы сидели на деревянных скамейках, а теперь «Они» сидят в стальных Храмах-Небоскрёбах. И люди почему-то верят им и поклоняются им, и несут «им» свои заработанные деньги и свои сбережения, и вручают «Им», и те кладут чужое добро в свои стальные сейфы, и это добро становится «Их». И на этом добре «они» расширяют своё богатство и власть до бесконечности.Разве это не религия?».

Маркс и другие боссы Первого Интернационала, среди которых были и поэт Гейне, и Александр Герцен, подчинялись непосредственно барону Лайонелу Ротшильду. портрет Лайонела Ротштльда хорошо выписан в литературном произведении премьер-министра Англии того времени Дизраэли под названием «Конигсби» (Conidshy)… Если хоть часть того, что описано в книге Дизраэли правда, то я думаю, что он организовал не только финансовый, но и революционный Интернационал».

Провозглашённая Троцким перманентная революция никуда не делась. Она приобрела форму глобализма, освоила сетевые технологии, но носители самой идеи остались прежними.
Ю.Воробьевский «Черный снег на белом фоне»

Интервью Соловья «Московскому комсомольцу» было опубликовано днём 10 ноября и было доступно по ссылке. Позже оно было удалено, однако в кэше осталась копия страницы. Судя по ней, интервью успели прочитать больше 50 тысяч человек.

На вопрос журналиста «МК» о досрочных выборах президента Соловей предположил, что эта возможность не исключена. В этом случае они пройдут весной, считает политолог. По его информации, «полная ясность» наступит в декабре.

Он не исключает, что Владимиру Путину придётся в 2017 году отсутствовать несколько месяцев в публичном пространстве или появляться крайне редко. На вопрос журналиста «МК», связано ли это со здоровьем президента, политолог не стал отвечать и подчеркнул, что эта информация «не является абсолютно достоверной».

В связи с этим, по словам Соловья, Путин может не пойти на выборы.Кремлём может быть востребован монархический проект.

Валерий Соловей:И самая сногсшибательная идея, которая в связи с этим обсуждалась, — это то, что действующий президент, возможно, не пойдёт на эти выборы.

Также смена президента поможет наладить отношения с Западом, утверждает политолог, поскольку пока Владимир Путин возглавляет Россию, «кардинально улучшить их вряд ли удастся».

Валерий Соловей:
-Если же предположить, что улучшение отношений с Западом Владимир Владимирович сочтёт важной национальной потребностью, то легко можно предсказать, кто станет его преемником. И против этого потенциального преемника уже ведётся контригра. Потому что его кандидатура не нравится многим. В первую очередь тем, кого называют сегодня силовым лобби.

Политолога спросили о некой конституционной реформе, которая либо упразднит пост президента, либо радикально сократит его полномочия. Соловей не стал исключать этот сценарий при уже упомянутых выше условиях, из-за которых Путин «будет вынужден на время уйти в тень».

Валерий Соловей:
-Согласно обсуждаемой новой модели, президент будет выполнять ритуальные, представительские функции. И, возможно, попытается наладить отношения с Западом. А реальная власть будет у главы Госсовета, которым, естественно, станет Путин. Сейчас Госсовет — совещательный и неконституционный орган, поэтому потребуется конституционная реформа.

Речь идёт о применении модели, которая сравнима с иранской духовного лидера аятоллы Хомейни.

Валерий Соловей — заведующий кафедрой связей с общественностью Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России. Летом этого года Соловей в своём фейсбуке предсказал назначение Антона Вайно руководителем администрации президента и уход Вячеслава Володина в Госдуму.

Приведу экспертное мнение Петра Мультатули.
В Америке находился Троцкий, который хорошо знал Шиффа, т.к. он был родственником Животовского — другого банкира, родственника Шифа. Таким образом, нити тянутся в Нью-Йорк, к этим людям, одним из основных представителей которых был Яков Шифф… Они взяли из Ветхого Завета определенные ритуалы, которые были завещаны Моисеем, но взяли их искаженную сущность. И есть целый ряд свидетельств, что эти люди были связаны с определенными тайными организациями.

Нет, я не думаю, что это масонство, это вещи более глубокие, чем масонство. Здесь речь идет об определенных крайне-радикальных антихристианских тайных организациях. Фактически это именно сатанизм.

Убийство Царской Семьи похоже на другое убийство. При схожих обстоятельствах была убита французская королевская семья Людовика XVI.

Если мы будем сопоставлять, что происходило с королевской семьей Людовика XVI и Царской Семьей, то мы увидим одинаковый почерк. Поэтому хочу подчеркнуть, что это было злодеяние мирового масштаба, и совершали его не какие-то уголовники или политические радикалы, как пытаются нам навязать, а изуверы международного масштаба, которые ставили перед собой целью действительно антихристианский переворот.

В чем же магистр Ди изменил Бафомету и кто такой Бафомет? Из документов по процессу тамплиеров известно, что это бог мужской инициации и противник Христа, хотя историки не нашли подтверждений тому и равно следов его культа в первых веках новой эры. Бафомет — патрон странствующих рыцарей, которому они посвящали своё оружие. С пятнадцатого века он стал, наряду с Трисмегистом и Св. Иаковом, одним из покровителей алхимии. Афанасий Кирхер приписывает ему египетское происхождение и считает, что имя составлено из трех «египетских» слов: «ба» — огонь, сульфур; «фо» — Меркурий, действо Исиды, концентрация; «мет» — ребис, неуязвимое существо. (Iversen E. The Myth of Egypt and its hieroglyph, 1950, p. 253.).

На процессе над тамплиерами им были предъявлены обвинения в пении «Yallah!» (Daraul, 1961), прямо отсылающие к мусульманству и к суфизму (Khan, 1974). Но именно обвинение в поклонении идолу по имени Бафомет породило большинство противоречий.После изучения наиболее вероятных взаимосвязей между тамплиерами, суфизмом и масонством можно вывести предварительное заключение, что вопрос Бафомета, возможно, содержал значительный элемент правды.
Кроули принял имя Бафомет, когда он объединился с Ordo Templi Orientis (орден Восточного Храма, или O.T.O.).Много историков утверждали, что имя Бафомет на старофранцузском языке означает Магомет.Питер Партнер (Peter Partner) обнаружил балладу французского трубадура начала 13 века и перевел ее на английский. Из этой баллады видно, что «Bafometz» уже был в оригинальной французской версии. Если Идрис Шах прав в своих утверждениях относительно влияний суфизма на трубадуров, то мы имеем возможное доказательство связи между суфизмом и Бафометом.Что касается тамплиеров и суфизма,то были зарегистрированы многочисленные контакты между тамплиерами и сторонниками суфизма не только на Ближнем Востоке, но имелись такие возможности для контактов в Европе.Франция граничит с Испанией, а в ходе Крестовых походов суфизм процветал в мусульманской части Испании и повлиял на ранних евреев и других мистиков с обеих сторон границы. В десятом веке жил суфийский мученик Хусейн ибн Мансур Аль-Халлай (Husayn ibn Mansur al-Hallaj). Хусейн был заключен в тюрьму, где от него добивались описаний его мистического союза с Богом. Осуждённый после девяти лет тюремного заключения, Халлай был четвертован, а его тело кремировалось.Различные суфистские секты имеют ритуалы, празднующие смерть Халлайа, также Халлай стал моделью для символа «Hiram Abiff» в главном ритуале инициации масонов. Идрис Шах процитировал причину о взаимосвязи Халлайа с «Hiram Abiff» и суфистов, известную как «создатели проекта» (это те, кто построил мечеть Al Aqsa (Скальный купол) в Иерусалиме, который впоследствии станет домом тамплиеров).Некоторые из тамплиеров были участниками суфийских обрядов, но обвинение, что тамплиеры «поклонялись голове, по имени Бафомет имело основанием празднование смерти суфийского мученика, чья голова стала идолом и кому дали прозвище abufihamet.
http://www.beauseant.ru/bafomet-naideno-reshenie-tainy

Хирам был главным архитектором Храма царя Соломона. Е.П.Блаватская в «Теософском словаре» считает Бафомет герметико-каббалистическим символом.

Мною была выдвинута концепция связи проектов Великой Албании, Третьей Хазарии и Исламского государства, которая могла вызвать недоверие.
Хотя,казалось бы, очевидна схожесть каббалистических истоков албанских суфиев бекташи и халифатских мистиков. Необходимо вспомнить, что вышедшие из Приората Сиона тамплиеры, которые создали первую банковскую систему, прониклись исламской идеологией во время контактов с террористической орденской организацией ассасинов. Считается даже, что на тамплиерской печати изображены скачущие на одной лошади тамплиер и ассасин.

Информагентства сообщают.

На Балканах укрепляется международный терроризм. Речь идёт уже не о локально действующих разрозненных группах, а о террористической трансграничной сети с разветвлённой структурой, единым командованием и самым современным техническим оснащением. Масштабных террористических актов можно ожидать в любое время и в любой точке Балканского полуострова.
Основная угроза исходит от связки международного терроризма и местных этнических албанских структур. Очередным подтверждением этого стала информация о предотвращении целой серии террористических актов, организованных «Исламским государством» (организация запрещена в России) и готовившихся одновременно в различных районах Балкан. Согласно информации местных правоохранительных органов, уже арестовавших около 20 человек в Албании, Македонии и «Республике Косово», один из терактов должен был быть устроен во время недавнего футбольного матча Албания — Израиль.
Координировали действия трансграничной структуры, ответственной за проведение данного теракта, два гражданина Албании, имеющие опыт войны в Сирии на стороне ИГ. Угроза была настольно серьёзной, что организаторы матча, действовавшие в тесной координации с международными футбольными властями, пошли на экстренный перенос места проведения встречи из Шкодера в Эльбасан.
Мишенями балканских террористов, тесно связанных с ИГ, являются не только израильские футболисты. По данным местных СМИ, в последнее время правоохранительные органы получают информацию о том, что под прицелом находятся экономические объекты, места массовых скоплений граждан и отдельные политики Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Македонии. А приближение новогодних каникул и рождественских праздников вызывает ещё большую напряжённость.
Почву для укоренения на Балканах международных террористических структур создаёт, как и повсюду в Европе, острота миграционной проблемы. Согласно данным Евросоюза, по «балканскому маршруту» (Греция — Македония — Сербия — Хорватия — Словения) в Европу прибывают до 80% беженцев. В одну только Германию за 2015 году по этому маршруту прибыли приблизительно 800 тысяч беженцев, из которых власти страны смогли (или захотели) трудоустроить лишь около 100 тысяч человек.

Одновременно всё новые тысячи беженцев и нелегальных мигрантов (среди которых, как можно предположить, есть связанные с ИГ и другими террористическими организациями) переполняют лагеря в балканских странах, которые, между прочим, до сих пор не решили проблему собственных беженцев, появившихся со времён распада Югославии.

В таких условиях вопрос о координации международных усилий в борьбе с терроризмом и его региональными аффилированными структурами приобретает большую остроту. Из всех ведущих стран мира Россия имеет, пожалуй, наиболее богатый опыт контртеррористической борьбы в самых различных ситуациях, и этот опыт всё более востребован.
Источник: http://rusnext.ru/news/1480036688

Врезка. Известный художник и литератор Жан Кокто являлся Великим Магистром Сионской Общины, древнего ордена, призванного привести в мир единого царя.
Кокто писал в стиле Протоколов сионских мудрецом (ПСМ): «Несколько членов от семени Давидова будут готовить царей и их наследников,выбирая не по наследственному праву, а по выдающимся способностям, посвящая их в сокровенные тайны политики, в планы управления с тем, однако, чтобы никто не видел этих тайн… Опора человечества в лице Всемирного Владыки от святого семени Давида должна приносить в жертву своему народу все личные влечения».
Золотой грифон — герб Сионской Общины.Он означает «Лев — царь зверей, орел — царь птиц, а над людьми будем царствовать мы при помощи золота».
Если перевести эти слова в терминологию Любавичских хасидов (Хабад), то речь идет о явлении машиаха. Седьмой глава хасидов Менахем-Мендл Шнеерсон уверял:
«Мы водим народы от одного разочарования к другому для того, чтобы они от нас отказались в пользу того царя-деспота сионской крови, которого мы готовим для мира» (Пр.3-15).
«… в эти дни, когда «Все царства мира восстанут друг на друга», мы должны знать и верить, что война между царствами народов мира не коснется, избави Бог,евреев»… Есть такое учение. И оно утверждает, что к желанной цели — приходу машиаха — приближают именно катастрофы».
Да, от Протоколов сионских мудрецов никуда не денешься:»Мы вынудим гоев предложить нам международную власть и образовать Сверхправительство» (Пр.5-13).
«Мы не можем не покорить все народы» (пр.5-13). «Тогда гои преклонятся перед нами» (Пр.6-4).
«Мы не дадим гоям покоя, пока они не признают нашего Сверхправительства открыто с покорностью» (пр.9-4).
«Мы будем владыками мира в лице нашего всемирного царя» (Пр.12-4).
Ю.Воробьевский «Черный снег на белом поле».

По мнению французского исследователя Жан-Люка Шомея, высшие градусы масонов Шотландского обряда соответствуют низшим ступеням некоей организации, чаще всего называемой «Сионская Община». На нее в монументальном труде о крестовых походах намекает и историк Рене Груссе. О ней же говорят так называемые «Секретные Досье» — папка с документами и публикациями, хранящаяся в Национальной библиотеке Франции. Из «досье» следует: Сионская Община была создана в 1090 году, то есть за девять лет до взятия Иерусалима. И основал ее Годфруа Бульонский. В то время он жил в своих владениях в Шампани, как раз там, где находилась каббалистическая школа Раши…

И еще одна интересная деталь. На нее обращают внимание авторы «Священной загадки»: «Ж.-Л. Шомей настойчиво говорит о древности Сионской Общины и о различии ее членов, цели которых состояли не только в том, чтобы восстановить династию Меровингов. Именно поэтому, настаивает он (и это очень любопытно), не все члены Сионской Общины являются евреями. Не естественно ли в таком случае предположить, что таковых было много, если не большинство?».

Этот «черный папа» всемирного франкмасонства, хранитель головы Бафомета в Чарльстоуне, заявлял: «Для полного торжества масонства понадобятся три мировые войны; в третьей из них будет уничтожен мусульманский мир, после чего МЫ СПРОВОЦИРУЕМ ГИГАНТСКОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ПОТРЯСЕНИЕ, УЖАСЫ КОТОРОГО ПОКАЖУТ ВСЕМ ГИБЕЛЬНОСТЬ БЕЗВЕРИЯ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ МЕНЬШИНСТВО БУДЕТ УНИЧТОЖЕНО, А РАЗОЧАРОВАВШЕЕСЯ В ХРИСТИАНСТВЕ БОЛЬШИНСТВО… ПОЛУЧИТ ОТ НАС ИСТИННЫЙ СВЕТ УЧЕНИЯ ЛЮЦИФЕРА…». Поистине диавольский сценарий. Впрочем, так оно и есть. Из биографической литературы мы узнаем, что Пайк принадлежал к числу тех, кого, как и создателей каббалы, посещали «тайные видения». Эти видения и надиктовали такой долгосрочный план действий, который до конца доступен только пониманию бессмертных существ.

Когда же «большинство получит истинный свет», тогда и востребуется надполитическая идея наследственной власти в Европе и мiре. Идея, якобы освященная именем Самого Христа. И воплощенная в родах герцогов Лотарингских, Сент-Клеров и прочих потомков Годфруа Бульонского [55] . Похоже, об их особой миссии кто-то действительно помнил веками.
Ю.Воробьевский «Шаг змеи».

Прежде всего отметим то, что уже установлено исследовательским путем: ПСМ существовали задолго до начала “дела Дрейфуса” (1894) и до публикации Степанова (1895), цитировались по-немецки Герцлем (1897).
Авторы вышедшей в Лондоне в 1982 году книги “Кровь и Святой Грааль” Майкл Байджент, Ричард Лей и Генри Линкольн; утверждают, что знаменитый Папюс, он же Жерве Д’Анкосс (1860—1916), в молодости видел в Париже в 1884 году экземпляр “Протоколов” в руках одного из членов еврейской масонской ложи “Мемфис—Мизраим”. Позже Папюс стал великим магистром этой же ложи, крупным философом-эзотеристом, автором книг по магии и гаданию, издателем журнала “Посвящение”.
ПСМ, скорее всего, и были созданы в недрах этой ложи, претендовавшей на лидерство в еврействе и в масонстве. Они подписаны масонами 33-й степени этой ложи: “подписали Сионские представители 33 [-й степени]”. В книге Нилуса определенно говорится о том, что ПСМ подписаны членами этой же ложи, которые в заглавии названы “Сионскими мудрецами”.
Немного об истории этой ложи. “Мизраим” основана в Венеции в 1788 году группой социал-антитринитариев, получивших патент от Калиостро. “Мизраимцы” считают себя наследниками тамплиеров, первых европейских масонов, и конечно, полагают, что придерживаются самого древнего мистического ритуала на Земле—ритуала Хирама Абиффа. Во Франции ложу “Мизраим” основал авиньонский купец Мишель Беддарид (1810—1813), связанный с карбонариями. Итальянский революционер-карбонарий Гаррибальди был великим магистром этой ложи, а до него—Мадзини, а после Гаррибальди—Теодор Ройс (ум. 1878).
Нью-йоркская ложа “Бнай-Брит”, основанная в 1843 году, исповедовала ритуал “Мизраим”. Рассказывают, что Мизраим якобы был сыном Хама, внуком Ноя. Он некогда пришел в Древний Египет, завладел страной, дал ей свое имя, основал тайные культы богов Озириса, Изиды и Тифона, прообразы масонских культов.

Ложа претендовала на руководство всеми масонскими ложами.
Система же “Мемфис” впервые появляется в Брюсселе в 1838 году как мистериальная ложа Озириса. Насчитывающая 99 степеней, она во всем согласна с “Мизраимом”. В 1875 году “Мемфис” слился с “Мизраимом” и получил двойное название. В это же время происходит образование союза лож с “Мемфис-Мизраим” во главе под названием “Восточный Орден Храма” или ОТО, т. е. “Ordo Templi Orientis”. В 1929 году в него входили 18 лож, в том числе Ордена Мальтийских рыцарей, Тамплиеров и Иллюминатов.
http://begunov.spb.ru/index.php?id=216&option=com_content&task=view
Конец врезки.

Итак.«Египетский» ритуал учредил граф Калиостро, присвоивший себе титул Великого Копта. Связанная с ним история «ожерелья королевы»», изложенная Дюма в «Трёх мушкетёрах», была спецоперацией при подготовке Французской революции.
Первым главой объединённого ордена, его Великим Иерофантом, стал знаменитый революционер Джузеппе Гарибальди. К «египтянам» относился и Алистер Кроули, связанный со всеми мятежами своего времени. В 1918 году британский оккультист Алистер Кроули написал посвященное абсенту и эстетике эссе под названием «Абсент. Зелёная богиня». Он в нём обрушился на трезвенное движение.
Напомню, что вступая в O.T.O., Алистер Кроули принимает имя «брат Бафомет».

Кургиняна, скорее всего, могло особенно раздражать то обстоятельство, что карнавальное мировосприятие сформировалось именно в Венеции, которая является историческим центром захватнической деятельности венецианцев.
О венециации пишет исследователь Фурсов.
Но надо сказать, что не только Кургинян обрушивается с критикой на карнавальную теорию М.М.Бахтина.

Цитата.
Все-таки правоверные защитники советского марксизма всю эту «карнавализацию» отвергали с позиций односторонней официальной серьезности — см. хотя бы выступления некоторых оппонентов на бахтинской защите в ИМЛИ 15 ноября 1946 года. Или язвительное замечание А.И.Ревякина, с которым согласны и некоторые современные ученые, о том, что «преувеличение влияния «Менипповых сатир» на Достоевского … совершенно очевидно. Всему творчеству Достоевского задают тон не мениппея более чем двухтысячелетней давности, а окружавшая его петербургская, капиталистическая действительность».
У советских ортодоксов были основания опасаться и полифонизма-диалогизма, и теории карнавала, ведь именно в конце 60-х годов Юлия Кристева, по-своему перетолковывая учение Бахтина о карнавальной культуре, пыталась развить «трагическую — смертоносную, циническую, революционную (в смысле диалектической трансформации) — сторону карнавала».
Ту же опасность, связанную с философско-культурологическим оправданием насилия, видит в книге Бахтина о Рабле и Михаил Рыклин, только он трактует ее не как «библию» западных бунтарей, а как «закодированную травму представителя русской интеллигенции», пытавшегося в условиях сталинского террора 30-х годов создать некий «автотерапевтический текст» для «разыгрывания и изживания этого неизбежного травматиз ма». Найдя это фрейдистско-юнгиангское оправдание тексту ученого, критик все-таки не может простить Бахтину то, что он, по мнению Рыклина, создает «идеальный и нетленный образ народности», подменяя им «катастрофу реального народа», жалким и страшным образом капитулировавшего перед сталинским террором.
Пожалуй, наиболее сокрушительной критике подверг Бахтина А.Ф.Лосев в своей фундаментальной и глубоко полемической работе «Эстетика Возрождения» 12. Правда, философ лишь раз ссылается на коллегу, не цитирует его, возможно, из этических соображений — бывший политзэк не хочет «позорить» бывшего ссыльного. Но подтекст и прямой смысл заявлений А.Ф.Лосева ясны: «Если вам угодно считать такой реализм передовым, пожалуйста, считайте», но для философа смех Рабле — «вполне сатанинский смех. И реализм Рабле в этом смысле есть сатанизм», ибо этот писатель воплощает в своем творчестве худшие стороны Возрождения — «безыдейную телесность» и различные «пакости» самого низменного свойства. Это резкая критика Рабле и Бахтина с позиций христианства. Но парадоксально то, что два, казалось бы, непримиримых оппонента, Бахтин и Лосев, сходятся в одинаково благожелательном подходе к работе Л.Е.Пинского «Смех Рабле»! При этом совпадают даже цитаты из Пинского, оба исследователя хвалят его за верное понимание «многозначности» раблезианского смеха. Источником разногласий между Бахтиным и Лосевым, очевидно, остается принципиальная разность установок: первый — «язычник» и лишь во вторую очередь христианин, второй — христианин, принимающий языческую культуру лишь в «облагороженных» формах. В 1960 году Бахтин выразил желание «расширить и углубить» свою работу о Рабле14, что он, очевидно, и сделал, готовя рукопись к изданию 1965 года. Но вряд ли ученый принял бы лосевскую критику.
Серьезным недостатком книги М.Бахтина о Рабле я считаю то, что исследователь, сконцентрировавшись на «продуктивных» аспектах смеха, забыл показать отрицательные его стороны, не до конца раскрыл сложную смеховую диалектику, гротескно связывающую преодоление отчуждения с усилением его, светлое начало с темным. Особенно характерно в этом смысле рассуждение о «карнавальном» сознании и «карнавальной» практике Ивана Грозного и Петра I из третьей главы в книге о Рабле, где эти два кровавых деспота представлены как передовые борцы с русской косностью, а жесточайшая опричнина подается лишь как модифицированный вариант «народно-праздничных площадных форм» (!). Вот к этим двум страницам злая критика М.К.Рыклина вполне приложима. Бахтин здесь смыкается с С.М.Эйзенштейном, о чем пишет и Вяч.Вс.Иванов в упомянутой статье, но пишет без каких-либо критических замечаний. Но ведь смех народно-праздничный настолько богат, сложен и насыщен амбивалентной мифологической символикой, что он внутри себя содержит и свое собственное отрицание (свою «смерть»), что периодически проявляется в истории смеховой культуры. Достаточно напомнить о таких видах «карнавала», как дионисийские мистерии с их разгулом дикого безумного смеха и кровавыми жертвами, римские бои гладиаторов и празднества римских императоров, культуру Третьего Рейха и пр.
http://nevmenandr.net/dkx/?y=1996&n=4&abs=Vakhrushev

Игра для Кургиняна имеет сакральное и совершенно исключительное значение. Он никоим образом не примеряет игровую теорию к карнавальному мировосприятию М.М.Бахтина.
Но смеховое и игровые начала во многом тождественны. Футбольные поединки предоставляют широчайшее поле для карнавализации. Могу это смело утверждать как футболист.
Цитата. Мне представляется, что «»собирание» образа Бахтина», о котором ярко и пафосно пишет К.Г.Исупов, осознание «мировоззренческой универсальности» бахтинского «лика» невозможно без дальнейшей разработки таких фундаментальных категорий культуры, как «отчуждение» и «игра». Взаимодействие принципов «игры» и «отчуждения» поможет уточнить характер «диалога» между смехом и высокой серьезностью в сфере Духа, и это расширит поле применения бахтинской теории.
http://nevmenandr.net/dkx/?y=1996&n=4&abs=Vakhrushev

Особое значение для теории романа имеют работы выдающегося литературоведа и лингвиста М. М. Бахтина.
Одна из его главных книг посвящена Достоевскому.

Итак. М. М. Бахтин. Проблемы поэтики Достоевского. М., «Советский писатель», 1963 (4-я глава посвящена вопросу о жанре); его же: диссертация «Франсуа Рабле и народная культура средневековья» (архив ИМЛИ).

В.В.Кожинов пишет.
Несмотря на все достижения романа до Толстого и Достоевского, никого из романистов XVIII — XIX веков все же нельзя поставить в ряд с высочайшими вершинами предшествующей поэзии — в ряд с Гомером или Шекспиром. Между тем Толстой и Достоевский явились, бесспорно, Гомером и Шекспиром литературы, художественной прозы.
И в самом деле, творчество Толстого и Достоевского опрокинуло идущее от Гегеля понятие о романе и самый прогноз упадка искусства. Искусство вдруг предстало в полной силе и расцвете, в державной мощи.
Одна из существеннейших сторон новаторства Толстого и Достоевского заключается в том, что в их романах открыто и глубоко утвердилась специфическая форма этого жанра, которая предстает как слияние, синтез речи первого и третьего лица в повествовании. Как уже говорилось, определенное двуголосие всегда существует в романной прозе: оно выступает, например, и у Кеведо, и, по-иному, у Прево, и, особенно, у Диккенса. Но лишь в несобственно-прямой речи толстовских «внутренних монологов», раскрывающих «диалектику души», и в принципиально «диалогической» прозе Достоевского это свойство стало подлинной и очевидной основой словесного искусства.
Мы уже охарактеризовали это явление в предшествующей главе «О природе художественной речи в прозе». Сейчас важно обратить внимание на содержательность этой формы романа, которая типична не только для Толстого и Достоевского, но — в еще более явном выражении — для крупнейших романистов XX века. В этой форме повествования непосредственно воплощается едва ли не главное художественное открытие Толстого и Достоевского — способность в повседневных, будничных, и, с другой стороны, глубоко личных, даже интимных движениях и переживаниях человека отразить грандиозный, всеобщий, всемирный смысл.
Герои Достоевского в своих двуголосых, «внутренне диалогических» монологах нередко «спорят» не только с другими героями, но и с целым миром; ответные «реплики» мира вторгаются в речь героя. Об этом говорит в своей уже цитированной книге о Достоевском М. М. Бахтин. Он показывает, что слово героя Достоевского о мире «и открыто и скрыто полемично; притом оно полемизирует не только с другими людьми… но и с самим предметом своего мышления — с миром и его строем. И в слове о мире также звучат… как бы два голоса… Слово его о мире, как и слово о себе, глубоко диалогично. Мировому строю, даже механической необходимости природы, он бросает живой упрек, как если бы он говорил не о мире, а с миром» (цит. изд., стр. 186 — 187). Вполне понятно, что принципиальное двуголосие речевой формы выступает здесь как необходимая реальность взаимопроникновения личного и всеобщего, человека и целого мира, вселенной. В этой форме, созданной Достоевским, отдельный и совершенно «обыкновенный» человек в его повседневных переживаниях может выступить и выступает как прямой представитель целого человечества.
Форма, созданная Достоевским, стала достоянием мировой литературы. Так, в одном из крупнейших произведений современной западной литературы — романе Фолкнера «Особняк» — мы на первых же страницах обнаружим этот же способ повествования. Герой романа, Минк Сноупс, размышляет о мировом порядке (или, точнее, переживает его), и его внутренний монолог предстает как живое обращение к «Ним» — неведомым силам, управляющим миром, как диалог с «Ними».
Но пора перейти к современному состоянию романа. Уже говорилось, что к концу XIX века западный роман переживает тяжелый кризис. И французский критик Вогюэ прозорливо пишет в это время в своей книге «Русский роман»: «Я убежден, что воздействие великих русских писателей будет спасительным для нашего истощенного искусства» 1. В самом деле, русский роман вдохновил и даже непосредственно оплодотворил возрождение западноевропейского романа в XX веке. Об этом со всей ясностью и благодарностью неоднократно говорили Томас Манн, Роллан, Гамсун, Голсуорси, Франс, Мартен дю Гар, Фолкнер и другие крупнейшие романисты века.
1 Е.-М. Vog;;. Le roman russe. 4 ed. Paris, 1897, p. LIII.
http://www.studfiles.ru/preview/460745/page:15

… Интересное дело: стоит только добавить к разным словам приставку «нео», и она, эта приставка, как бы нивелирует смысл этих слов. Сильно ли отличаются, например, американские неолибералы от неоконсерваторов? «свирепые неоконсерваторы, контролирующие внешнюю политику США, по преимуществу являются евреями, причем многие из них воспитаны на идеологии троцкизма, замечает Майкл Линд из New Statesman. Он предлагает и объяснение: «Существует особая троцкистская политическая культура, и мы можем наблюдать ее остаточное влияние даже на тех индивидов, которые отреклись от троцкизма или никогда не были троцкистами, но унаследовали эту политическую культуру от родителей или наставников. Необычная агрессивность во внешней политике в сочетании с желанием экспортировать революцию (сперва это была социалистическая революция, а потом, среди троцкистов, перекинувшихся к либеральному центру или правым, приобрела популярность глобальная демократическая революция)»…

Отступление. Откровения Раковского.

Итак, самые разные, казалось бы, направления радикальной политики имеют общую природу. Разница между ними теперь не больше, чем прежде — между «Молодой Македонией» или «Молодой Италией». Помните? Все они были под одним контролем. Чьим? Даже не Мадзини. Даже не Пальмерстона. А — Ротшильда и его денег.

Итак, этот видный троцкист изрекал: «Международная природа денег хороша известна. Из этого факта вытекает, что организация, которая ими обладает и аккумулирует их,является международной организацией.Финансы по своей природе, как самоцель, как Финансовый Интернационал, отрицают и не признают ничего национального.Финансы не признают отдельное государство, поэтому финансы по отношению к государству анархичны. Финансы бы были абсолютно анархичны, если бы не действовали через это же самое государство. Государство — это власть. А деньги — это конкретная власть.
Финансист — такой же интернационалист, как и коммунист. И финансист, и коммунист борются с национальным, буржуазным государством и побеждают его. марксисты превращают его в коммунистическое государство. Финансисты не превращают его ни в чего, но ведут себя как международные спекулянты, анархисты. Как вы видите, в этом отрицании национального государства — сходство между коммунистами и финансистами и, соответственно, сходство между Финансовым и Коммунистическим Интернационалом…
А ведь раньше менялы сидели на деревянных скамейках, а теперь «Они» сидят в стальных Храмах-Небоскрёбах. И люди почему-то верят им и поклоняются им, и несут «им» свои заработанные деньги и свои сбережения, и вручают «Им», и те кладут чужое добро в свои стальные сейфы, и это добро становится «Их». И на этом добре «они» расширяют своё богатство и власть до бесконечности.Разве это не религия?».

Маркс и другие боссы Первого Интернационала, среди которых были и поэт Гейне, и Александр Герцен, подчинялись непосредственно барону Лайонелу Ротшильду. портрет Лайонела Ротштльда хорошо выписан в литературном произведении премьер-министра Англии того времени Дизраэли под названием «Конигсби» (Conidshy)… Если хоть часть того, что описано в книге Дизраэли правда, то я думаю, что он организовал не только финансовый, но и революционный Интернационал».

Провозглашённая Троцким перманентная революция никуда не делась. Она приобрела форму глобализма, освоила сетевые технологии, но носители самой идеи остались прежними.
Ю.Воробьевский «Черный снег на белом фоне»

Интервью Соловья «Московскому комсомольцу» было опубликовано днём 10 ноября и было доступно по ссылке. Позже оно было удалено, однако в кэше осталась копия страницы. Судя по ней, интервью успели прочитать больше 50 тысяч человек.

На вопрос журналиста «МК» о досрочных выборах президента Соловей предположил, что эта возможность не исключена. В этом случае они пройдут весной, считает политолог. По его информации, «полная ясность» наступит в декабре.

Он не исключает, что Владимиру Путину придётся в 2017 году отсутствовать несколько месяцев в публичном пространстве или появляться крайне редко. На вопрос журналиста «МК», связано ли это со здоровьем президента, политолог не стал отвечать и подчеркнул, что эта информация «не является абсолютно достоверной».

В связи с этим, по словам Соловья, Путин может не пойти на выборы.Кремлём может быть востребован монархический проект.

Валерий Соловей:И самая сногсшибательная идея, которая в связи с этим обсуждалась, — это то, что действующий президент, возможно, не пойдёт на эти выборы.

Также смена президента поможет наладить отношения с Западом, утверждает политолог, поскольку пока Владимир Путин возглавляет Россию, «кардинально улучшить их вряд ли удастся».

Валерий Соловей:
-Если же предположить, что улучшение отношений с Западом Владимир Владимирович сочтёт важной национальной потребностью, то легко можно предсказать, кто станет его преемником. И против этого потенциального преемника уже ведётся контригра. Потому что его кандидатура не нравится многим. В первую очередь тем, кого называют сегодня силовым лобби.

Политолога спросили о некой конституционной реформе, которая либо упразднит пост президента, либо радикально сократит его полномочия. Соловей не стал исключать этот сценарий при уже упомянутых выше условиях, из-за которых Путин «будет вынужден на время уйти в тень».

Валерий Соловей:
-Согласно обсуждаемой новой модели, президент будет выполнять ритуальные, представительские функции. И, возможно, попытается наладить отношения с Западом. А реальная власть будет у главы Госсовета, которым, естественно, станет Путин. Сейчас Госсовет — совещательный и неконституционный орган, поэтому потребуется конституционная реформа.

Речь идёт о применении модели, которая сравнима с иранской духовного лидера аятоллы Хомейни.

Валерий Соловей — заведующий кафедрой связей с общественностью Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России. Летом этого года Соловей в своём фейсбуке предсказал назначение Антона Вайно руководителем администрации президента и уход Вячеслава Володина в Госдуму.

Приведу экспертное мнение Петра Мультатули.
В Америке находился Троцкий, который хорошо знал Шиффа, т.к. он был родственником Животовского — другого банкира, родственника Шифа. Таким образом, нити тянутся в Нью-Йорк, к этим людям, одним из основных представителей которых был Яков Шифф… Они взяли из Ветхого Завета определенные ритуалы, которые были завещаны Моисеем, но взяли их искаженную сущность. И есть целый ряд свидетельств, что эти люди были связаны с определенными тайными организациями.

Нет, я не думаю, что это масонство, это вещи более глубокие, чем масонство. Здесь речь идет об определенных крайне-радикальных антихристианских тайных организациях. Фактически это именно сатанизм.

Убийство Царской Семьи похоже на другое убийство. При схожих обстоятельствах была убита французская королевская семья Людовика XVI.

Если мы будем сопоставлять, что происходило с королевской семьей Людовика XVI и Царской Семьей, то мы увидим одинаковый почерк. Поэтому хочу подчеркнуть, что это было злодеяние мирового масштаба, и совершали его не какие-то уголовники или политические радикалы, как пытаются нам навязать, а изуверы международного масштаба, которые ставили перед собой целью действительно антихристианский переворот.

Самые важные свидетельства в пользу того, что головы были отчленены — это показания генерала Жанена, который в воспоминаниях «Моя миссия в Сибири» прямо пишет о том, что головы были отрезаны, помещены в ящики с опилками и увезены неким, как он пишет, Апфельбаумом. Кто это — неизвестно до сих пор. Такая же настоящая фамилия была у Зиновьева, но ничего больше не известно. Это, пожалуй, наиболее ценное свидетельство, потому что Жанен был человеком знающим, который во многом курировал со своей стороны следствие Соколова, даже не то чтобы курировал, но очень внимательно наблюдал и очень много знал от Колчака. Он был человеком сведущим. Это его прямое заявление является очень важным для нас. Остальные свидетельства я тоже привел в книге, но они не имеют такой цены, как показания генерала Жанена.

Князь Андрей III Кочкарёв из рода Рюриковичей и Романовых был похищен и, возможно, ритуально убит в одной из психиатрических лечебниц Санкт-Петербурга. Князь обладал соответствующей статусностью неприкосновенности.
Например, см. http://russianempire.org/content/konstituciya.htm
Это акт международного терроризма. Он должен быть расследован.
Надо сказать, что «железная маска XXI века» и один из наследников российского императорского престола князь Андрей III Кочкарёв выходил на Закатова из Российского Императорского Дома.
Пытался он связаться и с советником Канцелярии Е.И.В. К.К. Немировичем-Данченко http://www.imperial-sovetnik.ru
Князь Андрей III загадочно исчез в одной из психиатрических лечебниц Петербурга в октябре 2016 года. Да, нам показали тело, но никаких документов, которые бы удостоверили его кончину,мы так и не увидели.
Князь часто цитировал Михаила Булгакова.Есть определённые признаки проведения с ним в психиатрической лечебнице масонского обряда. Значимые эпизоды «Мастера и Маргариты», связанные с такими персонажами как Иван Бездомный, Мастер, Воланд, Коровьев-Фагот и Маргарита, подобно сцене Великого бала у сатаны, являются пародией на масонские обряды.
В погоне за Воландом он теряет свою верхнюю одежду, как это и положено кандидату в масонские ученики.В этом одеянии Иван Бездомный появляется в Доме Грибоедова, приколов на грудь английской булавкой бумажную иконку «со стершимся изображением неизвестного святого» — скрытая пародия на масонский обряд прикосновения к груди посвящаемого клинком или циркулем (в редакции 1929 г. Иван Бездомный прицеплял иконку прямо к голому телу). Клиника Стравинского, куда позднее попадает поэт, напоминает ученическую масонскую ложу, где «деревянные кресла и стулья крыты белым лаком», а посвящаемого вводят в полутемное помещение надзиратели. В лечебнице Бездомного те же надзиратели (санитары) везут по коридору, освещенному только «синими ночными лампами».
Подробнее: «Булгаковская Энциклопедия» www.bulgakov.ru/m/masonstvo

Если провести параллели с известной спецоперацией японской разведки по возведению на престол марионеточного государства Маньчжоу-Го Пу И, который принадлежал линии манчжурской династии, то можно найти много общего.
Кстати, лекарь Бадмаев в своих записках утверждает, что власти Китая традиционно опасаются именно манчжурскую династию.
Великий Князь с интересом отнёсся к сообщённой мной информации о Республике Молоссия, вместе с ним мы посетили мормонскую организацию в Петербурге для проведения предварительных переговоров в соответствии с Конвенцией Монтевидео (1933 г.). Связи в королевских и дворянских европейских кругах Князь планировал использовать для дальнейшего признания правосубъектности трезвенного движения.
В связи с произошедшим надо помнить о профессиональных обязанностях Князя и возможном участии Доминиона Мельхиседека.
Если информация,обнародованная Соловьёв верна, то одной из причин вероятного похищения Великого Князя могла быть попытка противопоставить его возможному введению в России в той или иной форме монархической формы правления. Но вряд ли удастся столкнуть теократическое трезвопетроградное орденство и новый вариант правления с Госсоветом и российским аятоллой Хомейни, скорее наоборот, кремлёвскими политтехнологами может быть использована концепция одобренного «мандатом неба» Сухого Закона с утверждением его в Конституции России. Великий Князь мечтал о воплощении идей Августина и Данте.
На обложке избранных изречений Путина «Слова, меняющие мир» первой приведена фраза : я пью кефир.

В 2016 мне отчётливо врезались в память два дня в августе. Какими событиями?
В штабе КПЛО поговорил с зампредседателя альтернативной компартии Малинковичем, Виктором Перовым,уведомил их,что готов продолжить сухую голодовку и,более того,призвать Трезвенников России из нашей Партии Сухого Закона выходить на одиночные пикеты к ГИКам своих городов.Напомню,что ЦИК ДВАЖДЫ отказал в регистрации наиболее народной всероссийской политической организации.Малинкович ответил,что пока не стоит,он говорил по мобильному с Сурайкиным,принималось решение об окончании политической голодовки. Виктор Перов  также готов был продолжать до 18 августа,выйти на пикет. С радостью увидел в штабе КПЛО Рахманина,которого при мне госпитализировали с высоким давлением. Рахманин распределял бесплатные билеты на театральный спектакль. По прежнему под вопросом легитимность результатов выборов в Петербурге,Ленобласти и Великом Новгороде.ЦК «Коммунистов России» призвал прекратить политическую голодовку протеста,начиная с 17:00 17 августа. Поданы жалобы в ЦИК. Сегодня появилось и заявление на сайте «Коммунистов Петербурга и Лен6инградской области».В связи с этим Всероссийская Партия Сухого Закона в моём лице прекращает и свою сухую политическую голодовку,которая продлилась два дня. Выходил на одиночные пикеты прежде всего за КР и за исключённые непарламентские партии «Родина», РОТ-ФРОНТ,ПВО. Ничего не пил и не ел, только дважды прополаскал горло,когда чистил зубы.Сообщил об этом Перову. Получен определённый новый интересный опыт для использования в дальнейшей деятельности. Партия считает, что Сухой Закон это Основной и главный закон,наиболее важный закон для российского народа. Последние заявления национального лидера показывают,что он в курсе идеологии трезвеннического движения. Трезвость как Русская идея, пошаговое введение Сухого Закона это такая политическая и религиозная акция,которая сравнима по последствиям с известным миланским эдиктом императора Константина, который прекратил гонения христиан после небесного знамения в виде Лабарума. И является постхристианизацией России после миссии князя Владимира, который выбрал православную христианскую ветвь уже во время пребывания в крымском Херсонесе и затем крестил киевлян в Днепре. По заявлению депутата Госдумы Фёдорова Сухой Закон уже де-юре введён, так как субъекты РФ могут полностью ограничивать продажу алкоголя. Видимо,полностью ввести Сухой Закон Кремлю мешает отсутствие в терминах НОД полного суверенитета и принятие прозападной Конституции РФ. Кстати, именно с этим связана одна из партийных инициатив о придании Мировой столице Трезвости Вырице статуса субъекта РФ. В этом же ряду и идея установки в Вырице статуи Христа Церетели, письменное обращение послано губернатору Ленобласти Дрозденко. Уверен,что «Коммунисты России» и Перов,который идёт в Госдуму как одномандатник по Ленобласти, поддержат в этом начинании Трезвую Россию. Таково второе название партийной трезвенной организации. В моей политической программе есть и инициатива о внесении поправки о Сухом Законе в текст Конституции РФ.И здесь надо немного остановиться,так как мною в Вырице организован резервный штаб НОД и ВРНС.
Фёдоров, Катасонова и НОД утверждают следующее: наша страна имеет Конституцию, продиктованную нам американцами в 1993 году,большинство россиян на референдуме, даже не читая, согласились с этой конституцией, тем самым подписали себе приговор.Конституцией установлено внешнее, главенствующее управление над нашей страной. Почти все СМИ нашей страны не являются свободной прессой и имеют капитализацию с запада более 50%.Государственный департамент США официально признал, что в 1993 году Конституцию РФ, как и ряд ключевых законов нашей страны, писали американские советники.
Нодовцы предлагают вспомнить,что Ельцин не имел права отменять законно действовавшую Конституцию 1977, что Ельцин НЕ ИМЕЛ ПРАВА РОСПУСКА (Конституция 1977, п 11 ст 121-5) ПАРЛАМЕНТА.Вспомнить о том, что указом №1400 БЫЛ РАЗОГНАН ЗАКОННО ИЗБРАННЫЙ ПАРЛАМЕНТ.Вспомнить о том, что президент в случае попытки разгона парламента ОТСТРАНЯЕТСЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ ПО ЗАКОНУ ( Конституция 1977, ст 121.6).Вспомнить о том, что 12/12/1903 было проведено » всенародное голосование «, а не референдум, т.к. президент не имел полномочий на проведение референдума.Конституция РФ 1993 написана в США и является колониальной.
В газете НОД «Национальный курс. За суверенитет!» №4 (23) за 2016 г. на третьей полосе опубликован текст «Евгений Фёдоров:рецепт русского экономического чуда — суверенитет России». В главе «Двоевластие в России» можно прочитать следующее,цитирую. Однако, на данный момент, именно в силу действия колониальной Конституции, Правительство РФ Указы Президента упорно игнорирует. Реализация «Плана В.Путина» встречает стойкое сопротивление со стороны чиновников  всех уровней управления, по той же Конституции РФ целиком подчиненных «международным организациям». По сути в стране сложилась ситуация двоевластия. Более того,пытаясь сохранить узаконенный грабёж Российского народа, «мировая элита» осенью 2016 года готовит государственный переворот. Его цель — убрать Национального лидера с политической арены…Для ликвидации двоевластия в пользу России, сторонники и активисты Национально-Освободительного Движения активно добиваются конституционной реформы. Она позволила бы убрать из Конституции РФ статью 15,которая навязывает России главенство международного права над национальными законами и статью 13,которая запрещает России самостоятельно планировать свой собственный политический и экономический курс». Но что,если Референдум по Конституции РФ,который готовит НОД,будет сорван либеральной прозападной агентурой?  Вот здесь и может быть востребовано как Мандат неба полученное мной мистическое видение Сухого Закона осенью 2000 года.

Кроме того, нодовцы распространяют в соцсетях брошюру «Конституция РФ как конституция побеждённого государства»,см.http://nodnn.ru/nod/teoriya-nod_199.html В частности, в ней говорится в главе «Идеология в конституциях мира»,что во многих Конституциях заявляются приоритетные позиции в государстве определенной религии. Эта приоритетность может быть выражена определением её в качестве государственной, официальной, господствующей, традиционной религии или религии большинства. Статусом официальной или государственной религии закреплены, например, позиции евангелическо-лютеранской церкви в Конституциях скандинавских государств. Другим способом декларации об опоре государства на определенную религиозную традицию является указание на её особую роль для соответствующего сообщества.
Король в Дании, Швеции и Норвегии должен, согласно конституционным текстам, обязательно принадлежать евангелическо-лютеранской церкви. В Греции восточно-православная церковь определяется как господствующая, в Болгарии – традиционная. Об особой поддержки государством римско-католической церкви заявляет, например,  конституция Аргентины.Конституция Мальты устанавливает преференцию церкви толковать, «что справедливо и что ошибочно». Христианское религиозное учение предписывается к обязательному преподаванию в мальтийских школах. Перуанская конституция подчеркивает особую роль католической церкви как важного элемента исторического, культурного и морального формирования Перу. На особую историческую роль православия указывают конституции Грузии и Южной Осетии. Испанская конституция заявляя с одной стороны, что никакое верование не могут иметь характера государственной религии, с другой предписывает органам публичной власти «принимать во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживать вытекающие из этого отношения сотрудничества с Католической церковью и другими конфессиями» (т.е. поддерживать именно католицизм как религию большинства).
Особый тип конституций представляют конституции исламских государств. Определенные положения исламской религии прямо инкорпорированы в них в конституционные тексты. Основной низам королевства Саудовской Аравии прямо говорит, что настоящей конституцией страны является «Книга Всевышнего Аллаха и сунна Его Пророка». Земные законы рассматриваются как производные от божественных установлений. О приверженности соответствующих государств буддизму заявляют конституции Бутана, Камбоджи, Лаоса, Мьянмы, Таиланда, Шри-Ланки. Конституция Шри-Ланки вменяет в обязанность государству обеспечение защиты и изучения население учения Будды.Российская конституция, как известно, ни к одной из религиозных традиций не обращается. Православие, как религия большинства российского населения, в ней ни разу не упомянута. Апелляция к Богу, которая есть в российском государственном гимне и есть в конституциях большинства государств мира, в Конституции России также отсутствует.Конец цитирования. Теперь напомню, что НОД предлагает предоставить Путину чрезвычайные полномочия. Однако, нельзя недооценивать сопротивления этому со стороны банкиров,либералов и внедрённой во все уровни российского государства прозападный агентуры.В России в наличии полирелигиозность. Но выход есть. Трезвенное движение этнобольшинства предлагает в качестве светской религии Трезвость и Сухой Закон как Основной,божественно установленный осенью 2000 года в Петербурге во время колокольного звона и сформулированный в Трезвой книге. Это позволит действовать,защищая суверенность государства,без оглядки на истерику либералов в СМИ.
Трезвый Петроград коммунитирует с президентским ангелом-хранителем с помощью медиумического канала духовидца «Хэппи Сайенс групп» Рюхо Окавы.  В Японии происходит постепенное возрождение императорского культа, Путин «Хэппи Сайенс групп» считает инкарнацией одного из известных сёгунов. Всё это как нельзя лучше симметрично к вышесказанному.
Олимпиада 2020 года пройдёт в Токио.
По моей просьбе Рюхо Окава во время медиумического сеанса провёл допрос духа известного разведчика Кендзи Доихара,пребывающего в Храме Ясукуни.Доихара подтвердил, что план покорения Маньчжурии и устроения на её территории марионеточного государства Маньчжоу-Го полностью идентичен современному проекту полного уничтожения славянского этноса и провозглашения подконтрольной Фининтерну, троцкистам, иллюминатам и хасидам, палачу Одессы Коломойскому теократии параллельного государства во главе с антихристом или мошиахом.Хасиды из Хабад–Любавич строго стоят на пророчествах своих цадиков, утверждающих, что мошиах придет из рода Шнеерсонов.
Такими были эти августовские два дня. Замечу, что осенью 2016 года политтехнологи и СМИ активно обсуждали идею провозглашения российской нации. Но, надо сказать, что часть идеологов национализма, например Ремизов, и представителей русского движения выступили с обоснованной критикой. В этой ситуации вполне вероятно ввести понятие политической трезвенной нации, одновременно постулируя трезвые основы этнобольшинства России и укрепляя её стержень,но с лишением либералов возможности эскалации антипатриотической кампании в СМИ.
Учитывая, что «Коммунисты России» стали пятой из зарегистрированных партий, но не получили фракции в Госдуме, а значит не смогут выдвинуть кандидата на президентский пост без сбора подписей, пишу Открытое письмо лидеру КПРФ Зюганову с призывом отказаться от выдвижения своей кандидатуры на выборах 2018 года в пользу автора этих строк,представляющего КПСС имени Сталина и национально-освободительное трезвенное движение России, или провести открытые теледебаты.

Роман Ф. Форсайта «Икона»:

[1] http://trilirium.livejournal.com/123752.html
[2] http://trilirium.livejournal.com/123989.html

и фильм «Икона»:
http://trilirium.livejournal.com/126425.html

*Замечу, что эпизод с Зайцевым произошел не в 45-м, а в 55-м.

** Исламское государство признано террористической организацией по решению Верховного суда и запрещено на территории России

Продолжение следует

Анатолий Обросков
Трезвый Петроград

Оставить комментарий